Время следить друг за другом

Психотерапевт Азизбек Болтаев — о том, как сохранить мир в семье и избежать депрессии во время самоизоляции
Фото с сайта Pxhere.com

После появления первых случаев заражения коронавирусом в Центральной Азии страны региона предприняли жесткие меры, чтобы предотвратить дальнейшее распространение инфекции. В результате были закрыты целые города, а их жителям практически запретили выходить на улицу. Люди оказались запертыми со своими домочадцами в замкнутых пространствах в условиях тревоги, неопределенности и раздражения. О том, какие риски для отношений в семьях несет карантин и как обезопасить свое психологическое здоровье, «Фергана» поговорила с психотерапевтом, директором бухарского Центра исследования и развития человека Азизбеком Болтаевым.

Азизбек Болтаев. Фото с сайта Bukhara-city.uz

Как карантин или самоизоляция сказывается на психологическом состоянии человека? Что с ним происходит?

— Во время таких эпидемий, как и при любых нестандартных ситуациях, работают универсальные механизмы. Очень часто мозг отказывается принимать обстоятельства. Если человек неподготовленный, он не верит в то, что случилось. Это механизм защиты. Такой человек отрицает, что есть угроза, не прислушивается к официальным рекомендациям, когда ему говорят о применении средств защиты, самоизоляции и так далее. Это есть во всех странах.

Узбекистан здесь, я думаю, ничем не отличается. Часть людей начинает паниковать, потому что всегда кто-то обещает конец света. Те, кто склонен к панике, начинают соответственно реагировать. У людей с невротичным складом психики развиваются панические расстройства, навязчивые мысли, например постоянное стремление мыть руки. Сейчас это и рекомендуется — чаще мыть руки. Но у человека в состоянии невроза это просто не прекращается. Человека не удовлетворяет, в каком состоянии находятся его руки, его лицо, его тело. Это две крайности.

Я бы сказал, что и тех, и других у нас равное количество. Может, по пять-десять процентов и тех, и других, но основная часть населения — это те, кто прислушивается к официальной информации, следует требованиям и рекомендациям правительства. Большая часть людей самоизолировалась, практически абсолютное большинство людей на улицах ходят в масках, прекратились и так любимые узбеками походы в гости.

Узбеки и правда очень любят походы в гости и не представляют жизнь без всевозможных торжеств, в том числе свадеб. И вот сейчас они этого лишились. Насколько негативно может сказаться на людях это ограничение?

— Да, индустрия проведения свадеб практически встала, массовые праздники запретили. Некоторые люди, кто уже запланировал свадьбы, пытались их провести в последние дни перед тем, как запрет вступит в силу. У кого-то получилось, у кого-то нет. Был большой ажиотаж.

В нашей культуре очень важно, чтобы соседи, родственники знали, что у тебя в доме произошла свадьба, что ты выдал замуж свою дочь или женил сына. Это имеет очень большое значение. И когда свадьба отменяется, это большой удар. В первую очередь для старшего поколения, конечно. Я не слышал, чтобы у кого-то из-за этого возникли проблемы, но теоретически я допускаю, что такое может случиться.

Как можно убедить родственников, которые очень расстраиваются из-за отмены свадьбы и не хотят перенести ее? Как разрешить потенциальный конфликт?

Карантинный городок в Узбекистане. Фото пресс-службы администрации Ташкентской области

— Необходимо вместе думать, что можно сделать. Можно предложить — «давайте подумаем, как можно сделать так, чтобы это не отразилось на жизни наших детей». Потому что сейчас за проведение таких мероприятий предусмотрены штрафы и даже уголовная ответственность. Кроме того, проводя свадьбу, вы фактически ставите под угрозу здоровье других людей. Если обе стороны сочтут эти аргументы приемлемыми, то на данный момент свадьбу можно отложить.

Другой вариант — договориться провести ее сейчас по всем мусульманским обычаям, с муллой и прохождением через ЗАГС, а широкий праздник обязательно устроить потом, после отмены карантина. Главное — показать, что вы все находитесь в одном положении, это ваша общая ситуация. Не надо обвинять какую-либо сторону в противодействии или непонимании.

В Центральной Азии живут большими семьями, все вместе — с бабушками и дедушками, внуками. Это осложняет пребывание в карантине?

— Для очень многих людей семейные отношения не самые лучшие, к сожалению. И то, что утром люди уходили либо на учебу, либо на работу, либо по каким-то делам, очень часто давало им возможность отдохнуть от того, что происходит дома. И если домашние отношения натянуты или откровенно конфликтные — возвращаться домой сложно, а уж тем более оставаться в одном помещении целыми днями.

В таких случаях я бы призвал каждую сторону к более мудрому отношению к происходящему. Может быть, даже на это стоит взглянуть с философской и религиозной точек зрения, которые нам близки, и подумать о том, что это, может, последний шанс для нас побыть вместе. Никто не знает, чем это закончится, нужно надеяться, что все будет хорошо, но я не хочу, например, уйти из жизни и на том свете сожалеть, что не обнял своего сына, свою дочь и не попросил прощения у отца, матери и не простил их. Нужно задуматься, стоит ли продолжать жить с обидой или негативом. Обязательно нужно прощать, это надо проработать. Это не всегда легко, это может быть больно, но это полезно.

Даже если семья дружная, все равно трудно находиться вместе 24 часа в сутки, тем более если это небольшая квартира. Могут возникать трения. С самого начала на основе доброжелательности и любви друг к другу нужно поговорить о том, что это ваша новая реальность. Она такова, и она, может, будет продолжаться две, а то и четыре недели. Никто этого не хотел, но нужно через это пройти вместе, и это должно вас сплотить и ни в коем случае не давать поводов для обид.

Можно договориться на берегу, что если вы будете нервничать, то ваш партнер подойдет, обнимет и скажет, что любит вас. Это поможет успокоиться и напомнит, о чем вы договорились. Мы должны помогать друг другу сохранять бодрость духа и позитивный настрой, это очень важно.

Еще можно договориться регулярно в определенное время проводить время всем вместе, например, за настольными играми или просмотром фильма. Это объединяет и позитивно сказывается и на отношениях, и на психологическом состоянии людей.

После введения карантина специалисты в разных странах фиксируют рост жалоб на насилие в семьях. В России правозащитники запустили горячую линию для консультаций жертв домашнего насилия. А в Великобритании власти разрешили им нарушать карантин, если они столкнулись с угрозой. Роста насилия нельзя исключить и в Центральной Азии. Мы знаем, что в Узбекистане в последние годы появились кризисные центры для женщин, могут ли власти что-то дополнительно предпринять в этой ситуации?

— Кризисные центры — это ведь тоже места скопления людей, работают ли они сейчас, я точно не знаю. Но думаю, что очень важно сохранять эти центры в рабочем состоянии и дать населению знать, что люди могут идти туда. Чтобы женщина, подвергающаяся насилию, могла прийти со своим ребенком и найти убежище в таком месте, несмотря на карантин.

В некоторых случаях, особенно когда люди одиноки и чувствуют себя брошенными, у них могут появляться признаки постстрессовых расстройств или депрессии. Как можно распознать такие состояния?

— В первую очередь нужно обращать внимание на свое настроение. В таких случаях оно бывает плохим на протяжении длительного времени, в голове постоянно крутятся негативные мысли, например, «я никому не нужен», «моя жизнь не имеет смысла», человек обвиняет кого-то или себя за прошлое, считая, что теперь ему приходится расплачиваться своим одиночеством. Начинается все с таких негативных мыслей. Их нужно отслеживать до того, как началась депрессия, отвлекать себя от них, занимать себя каким-то приятным делом, искать возможности для социализации, пусть и дистанционно. У каждого из нас есть близкий человек, которому мы, например, давно не звонили и даже не знаем, как он сейчас живет. Вполне возможно, ему тоже одиноко, и он нуждается в общении, почему бы не позвонить ему или ей. Нужно искать возможности всегда.

Также важно понимать, что у вас, возможно, будут такие мысли. Карантин, изоляция — это не то, к чему мы привыкли. И это может сказываться на психологическом состоянии. Чтобы предотвратить это, человек может составить план действий, чтобы подготовиться. Например, мне нужно делать это, это и это. Как говорится, готовь сани летом.

В каком случае самопомощь перестает быть эффективной и уже нужно обращаться к специалистам?

— Для депрессии это срок более двух недель такого состояния. Тогда необходимо обращаться за помощью. Но иногда все происходит намного быстрее. Получается даже не столько депрессия, а постстрессовое расстройство, могут появиться суицидальные мысли. Неопределенность угнетает. Как только такие мысли возникают, человеку необходимо искать помощь. Даже если нет знакомого психолога, психотерапевта, позвоните другу, коллеге, которому вы доверяете, постучитесь к соседу, расскажите, что происходит, попросите помощи. Этим будет определяться, насколько вы себя цените и любите.

Карантинный пост в Киргизии. Фото с сайта Kaktus.media

Но, опять же, вопрос в том, что к этому нужно заранее подготовиться. Когда человек уже находится в таком состоянии, ему бывает трудно обратиться за помощью, и психотерапевты советуют договариваться со знакомыми и близкими заранее, чтобы следить за состоянием друг друга. Так поступают многие престарелые одинокие люди. Они договариваются с кем-то в подъезде и друг за другом смотрят, друг друга поддерживают — и правильно делают. Так же могут делать и более молодые люди. Если вы знаете, что у вас есть одинокий родственник, знакомый или коллега, я бы чисто из гуманистических соображений рекомендовал позвонить ему и сказать, что он может на вас рассчитывать, и периодически созваниваться с ним. Это будет очень большая помощь, даже если к нему не придется ездить. Звонок, пара слов на расстоянии уже могут поддержать, спасти кому-то жизнь.

В Узбекистане у людей, которых помещают в карантин после возвращения из-за границы, забирают средства связи. Получается, у них нет возможности общаться даже дистанционно. Не является ли такая практика избыточной с психологической точки зрения?

— На самом деле, как показывает практика, средства связи отбирают не у всех. Даже некоторые мои друзья находятся на карантине, так как контактировали с больными или приезжими из-за рубежа. И все они в социальных сетях сообщают, как себя чувствуют. Но были и случаи, когда устройства отнимали у паникеров. Люди разводили панику, и, я думаю, решение забрать у них гаджеты обоснованно. При этом решение массово отбирать было бы избыточным и вредным.

Человеку очень важно держать связь с родственниками, получать моральную поддержку и поддерживать в ответ, показывать, что в карантине за ним ухаживают, это не тюрьма. Я знаю, что условия там довольно-таки комфортные, для некоторых людей они оказываются намного лучше, чем дома. В том числе и в вопросах питания. Когда люди спокойно показывают, в каких они условиях находятся, думаю, и население успокоится и к принудительному карантину будет относиться легче, люди перестанут прятаться и скрывать признаки COVID-19.

Попавшие в принудительный карантин сталкиваются со стигмой. Первая пациентка с коронавирусом в Узбекистане фактически подверглась травле. О чем говорит эта агрессия и можно ли как-то с этим работать?

— За такой агрессией всегда стоит страх. Нестандартная ситуация, никто к ней не готовился и не знает, как реагировать. А когда мы не знаем, как реагировать, очень часто в нас срабатывают «животные» инстинкты. Мы огрызаемся, пытаемся «укусить». Эта агрессия выражается в словах, оскорблениях, проклятиях, которые слышат первые пациенты, к сожалению. В этом плане мы в Узбекистане не уникальны, это происходит и в других странах. Вчера я прочитал, что в России человека увезли из квартиры на карантин, туда пришла его знакомая покормить кошку и на дверях нашла записку от соседей «Сдохни, тварь».

Необходимо больше объяснять людям, что это за болезнь. Что заразиться может в данный момент любой. Это может быть ваш отец, сын, дочь. Как бы вы отнеслись к тому, что ваш близкий человек заболел и к нему так враждебно относятся? Никто не хотел заболеть, никто никого не хотел заражать, но так получилось.

Нужна очень широкая просветительская работа. Страх у людей необходимо снимать и формировать у них понимание, как правильно реагировать на то, что человек заразился и, возможно, кого-то еще заразил. Люди нуждаются в сострадании.

Но когда ты видишь, что кто-то не соблюдает карантин, не носит маски, не соблюдает дистанцию, подвергает риску себя и других, то здесь нужно активно сопротивляться таким проявлениям безответственности, требовать соблюдать дистанцию или носить маску, спрашивать, почему человек нарушает карантин. Люди именно так должны проявлять свою позицию, чтобы болезнь дальше не распространялась. А разбираться с теми, кто уже заразился, никакой пользы нет. Это ответственность государства — разбираться, кто виноват, и применять санкции, если того требует закон. Польза будет, если внимание людей будет направлено на профилактику.

  • В Ташкенте провели фестиваль в честь пятилетия крупнейшего в Центральной Азии ледового дворца

  • Почему пожилые люди, переехавшие в Россию из Узбекистана, лишились социальных выплат

  • В Ташкенте открылась выставка Рустама Базарова

  • После атаки на «Крокус Сити Холл» в России прокатилась волна давления на мигрантов из Центральной Азии