Винтаж с ароматом кофе

Елена Ладик — о самаркандской арт-галерее HAPPY BIRD
Елена Ладик. Фото "Ферганы"

Арт-галерея HAPPY BIRD, что находится в самом сердце Самарканда — недалеко от площади Регистан, — наверное, одно из самых уютных мест в городе. Практически в домашней обстановке там можно посмотреть и даже приобрести дизайнерскую одежду, изготовленную местными мастерами из винтажных тканей. А еще владелица арт-галереи, искусствовед Елена Ладик за чашкой ароматного кофе сама рассказывает гостям об истории этих изделий. Корреспондент «Ферганы» зашел ознакомиться с рукотворным искусством, а заодно пообщался с Еленой Григорьевной.

Галерея расположена в центре ремесленников, с ней соседствуют резчики по дереву, гончары и художники. У входа в галерею встречаю помощницу Елены Ладик Мадину, которая тепло приветствует и приглашает пройти внутрь. «Елена Григорьевна на месте, работает», — говорит Мадина.

В интерьере бросаются в глаза не только предметы одежды, но и множество других раритетов: тикают настенные часы, на подоконнике стоят старинные чайники и кофейники, на тумбочках притаились древние шкатулки и даже проигрыватель грампластинок советских времен. В комнате сразу несколько гостей: женщина с дочкой любуются в зеркало приобретенным халатом, а молодая пара с интересом разглядывает и фотографирует экспонаты. Хозяйка галереи старается общаться со всеми сразу, и ей это вполне удается.

Отпустив гостей, Елена Григорьевна сосредотачивается на мне. Мы усаживаемся на удобные стулья и начинаем беседу.

Почему галерея называется HAPPY BIRD?

— Долгое время думала [над названием]. Ведь как корабль назовешь, так он и поплывет. На меня произвел впечатление фильм «Птицы» французского режиссера Жака Перрена, в котором лаконичным языком документального кино была показана жизнь птиц, полная трудов и романтики. Именно он и навел меня на мысль о «Счастливой птице». Наши гости будто птицы, которые слетаются к нам со всего мира. Особенно приятно, что многие приезжают повторно, и часто привозят с собой птичек в качестве подарка для галереи.

Галерея. Фото "Ферганы"

— Вы создаете свои коллекции из винтажных тканей, откуда их берете?

— Я подружилась с женщинами, для которых поиск этих тканей — и бизнес, и творчество. Они знают, что мне надо, и приносят. В узбекских домах в сундуках все еще хранятся большие запасы натуральных тканей, которые были не только вложением денег в семейный бюджет, но и основным подарочным фондом на различных традиционных мероприятиях.

Со временем вкусы населения меняются. Сейчас предпочтение отдается яркой и практичной синтетике, а мы работаем именно с качественными натуральными тканями. Их бережно хранили и потому они остаются пригодными для использования даже спустя многие годы.

Например, традиционная набойка, которая в силу сложности технологии ее производства не выдержала конкуренции с дешевыми фабричными российскими ситцами и с начала ХХ века почти исчезла как вид национального ремесла. Редко, но все же попадаются прекрасные экземпляры этого вида народного прикладного искусства. Я их храню как ценный выставочный экспонат. А вот из плохо сохранившихся изделий мы можем вычленять целые куски и давать им вторую жизнь.

— Какие ткани используете чаще всего, а какие можно назвать уникальными?

— Считаю уникальной как раз старинную набойку, а еще ало-бахмаль — бархат ручного ткачества. Эту достаточно сложную и трудоемкую технологию возродили в начале этого века в Маргилане. Но я люблю все ткани. Многие молодые люди уже не знают, что такое шифон, крепдешин, поплин.

Наиболее доступные ткани? Наверное, крепдешин и бекасаб. Кроме того, мы используем старые гобелены — для декорирования моделей.

— Так или иначе, винтажные ткани — ограниченный ресурс.

— Когда-то и он иссякнет. Например, раньше казалось, что на знаменитом базаре в Ургуте очень много старинных национальных украшений, а теперь это большая редкость. Понимая это, стараюсь продолжать все собирать несмотря на то, что с каждым годом винтаж лишь дорожает.

— Ткани покупаете за свой счет?

—Да, конечно. Собираю ткани уже на протяжении двадцати лет. Я выросла в эпоху дефицита, когда умели ценить, дорожить и любоваться вещами. Дома у меня огромное количество тканей — можно открывать музей текстиля (смеется). И потому, когда мы работаем над коллекцией, нет проблем подобрать материал. Как я говорила, мне приносят ткани мои подруги, но я и сама люблю ездить на базар в Ургут, однако в последнее время не получается, работа занимает очень много времени.

— А в чем заключается ваша работа?

— Сейчас у меня есть хорошая помощница Мадина, она дежурит в галерее, а я дома занимаюсь подбором компонентов для завершения зимней коллекции, которую мы представим 28 февраля в самаркандском Доме молодежи. Галерейная работа разнообразна — обустройство интерьера салона, встреча гостей, обсуждение рабочих моментов с мастерами, создание новых коллекций, организация выставок и многое другое. На протяжении 12 лет мы с моим другом, замечательным керамистом Алишером Назировым, проводили выставки в крупнейших музеях Сибири. Выставка в Новосибирском художественном музее проходила под эгидой МИДа Узбекистана. Такая поддержка была очень существенной, и экспозиция вызвала большой резонанс у жителей Сибири.

— Почему именно Сибирь?

— В Новосибирске жила моя сестра. Бывая в Узбекистане, она ходила по музеям, по мастерским народных мастеров и профессиональных художников, изучала по литературным источникам культурное наследие узбекского народа. И ей захотелось разрушить стереотипное представление сибиряков об Узбекистане, показать им, как талантлив узбекский народ, как бережно относится к сохранению своих традиций в сфере народного декоративно-прикладного искусства. Она и была инициатором проведения выставок, ну а я заодно хотела утвердить статус HAPPY BIRD как художественной галереи.

Елена Ладик за работой. Фото "Ферганы"

— Но Сибирью география выставок ваших коллекций не ограничивается?

Нет, были поездки и другие регионы России с демонстрацией новых коллекций, были выезды и в дальнее зарубежье – Китай, Великобританию, Японию, США. Такие события расширяют кругозор, помогают приобрести новых друзей и партнеров, вдохновляют коллектив на новые задумки. В конечном итоге галерея обрела свой, узнаваемый «птичий» творческий стиль.

В то же время я понимаю, что могу заниматься выставками в рамках своей галереи. Есть давняя мечта — иметь дополнительную площадь. Наши коллекции можно экспонировать как самоценные художественные произведения, расставаться с ними не хочется. Нынешнее пространство галереи не позволяет показать их достойно. Пребывая, мягко говоря, глубоко во второй половине своей жизни, я понимаю, что могу принести пользу обществу примером своего отношения к делу, которое развиваю. А для развития нужны дополнительные условия.

Сейчас две последние коллекции — «Под покровом небес» и «Подражание Хокку» — хранятся дома, здесь же огромный склад тканей, обуви, головных уборов, украшений. Это нужно было бы представить именно в интерьере галереи. Гостям интересны не торговые точки, а творческие мастерские.

— Кто он, среднестатистический покупатель?

— Это определенная категория людей. Артистические натуры, которым нравится быть непохожими на других, а мы создаем необычные вещи. Приходят как узбекистанцы, так и туристы.

Запомнились две сестры-бразильянки. Женщины в возрасте, но очень живые. Когда они зашли, я обратила внимание, что на одной из них была одежда от Мияки. Эта уж точно ценитель! Оказалось, что она любит устраивать на своей фазенде необычные вечеринки и удивлять гостей экстравагантными нарядами.

Сестры попросили закрыть на время галерею – и началось! Кофе с коньячком подогрело атмосферу, и я поняла, что конца туристического сезона можно уже не очень бояться. И действительно, той зимой я не ломала голову над тем, как обеспечить коллектив ресурсом для жизни. И новую коллекцию тогда мы сделали хорошую. Но так бывает не каждый год, порой приходится выкручиваться и решать не только творческие задачи.

— Есть ли вещи, с которыми вы ни за что не расстанетесь?

Мне кажется, что коллекции не нужно распылять. Вдруг да позовут куда-то, где нужно «блеснуть», а показать-то будет нечего. Быстро восстановить проданные костюмы не получится. Во-первых, ткани мы покупаем отрезами, и потому сделать копию уже проданной вещи затруднительно. Во-вторых, коллекционные костюмы насыщены очень трудоемким декорированием — стежка ручная и машинная, вышивка шелком, мулине, бисером, набойка, аппликация, пэчворк. Порой над одной вещью трудится пять-шесть мастериц.

Одежда, которая предлагается на продажу, тоже продумана дизайнерами и декорирована мастерами-прикладниками, но ведь для создания коллекции важна единая линия, единая концепция. Иногда жизнь заставляет продать что-то из коллекции, но это ее обедняет.

— Вы ассоциируете себя и свою галерею с культурным наследием Узбекистана?

Мы работаем в основном в этно-стиле. Когда-то давно я посмотрела кинофильм суфийского содержания «Потерянное ожерелье голубки». Персонажи были одеты в потрясающе зрелищные восточные халаты. С тех пор эта тема нас захватила, и она неисчерпаема. В какой-то степени это и есть утверждение национальных мотивов в современной одежде. Этнические традиции мы приспосабливаем к современным ритмам жизни, и они вполне вписываются в нее.

Даша Сиротина — спасибо ей много-много раз — издала потрясающе интересную книгу «Мой Узбекистан», в которой уделила внимание и нашей галерее. На одном из российских телеканалов вышла передача об Узбекистане, где тоже говорили о HAPPY BIRD. Ну и на независимом сайте путешественников в 2022 году мы оказались на седьмом месте в разделе «Достопримечательности Самарканда», а в разделе «Развлечения» и вовсе на первом месте из 56 объектов.

— Развлечения?

У нас страна с чайной традицией. И я бы на месте туристической полиции штрафовала тех чайханщиков, которые используют для заварки пакетики (смеется). А 16 лет назад в городе не было хороших кофеен. Я часто слышала жалобы европейских туристов на то, что в Самарканде негде выпить хороший кофе. Даже в приличных гостиницах и ресторанах им предлагали быстрорастворимый напиток. Тогда я и подумала, что это может стать нашей фишкой.

Друзья подарили затейливую старинную спиртовку, можно было бы и на электричестве варить, но не так интересно. На блошином рынке нашлись разномастные кофейные чашечки, кофеварки разных форм и размеров, граненые стаканы, подстаканники самые разнообразные – чтобы запивать водой кофе и не перепутать с соседом свою стеклянную емкость.

Вот и сидели наши гости, попивая кофе и слушая потрескивающие звуки классической музыки с виниловых пластинок. И высшей похвалой были слова: «От вас не хочется уходить» или «Вы не навязываете вещи, а рассказываете о них». Так складывалась-рождалась та самая атмосфера, которую ценят люди во все времена – расслабленность, доверие, дружелюбие. Люди считывают, когда в них видят гостя, а не потенциального клиента.

Винтажный стул. Фото из архива Елены Ладик

И хочу выразить благодарность всем, кто содействовал наполнению интерьера интересными экспонатами. Галерея стала похожа на антикварную лавку, но это логично – мы ведь работаем с винтажными тканями и шьем одежду в национальном стиле. В отличие от музейной экспозиции, каждую вещь можно потрогать, сфотографировать, посидеть на сундучках и старинных креслах — но их мы не продаем.

Не так давно мой друг из Ташкента с болью в душе расстался с одним дорогим ему предметом, я оценила этот жест и поблагодарила его немногословно:

«То ли стул, то ли кресло – мне не известно…

Но этот предмет обрел свое место и радует взгляд.

И я говорю от чистого сердца — спасибо, Влад!»

— Собираетесь ли вы организовать курсы, чтобы обучать вашему делу?

Мироощущению не научишься. Можно научиться шить, можно научиться быть дизайнером, но история HAPPY BIRD не только об этом. Это все-таки вопрос пассионарности.

  • В Саудовской Аравии покажут экспонаты исторического наследия Узбекистана в рамках первой Биеннале исламского искусства

  • В Ташкенте открылась Paxta — выставка-размышление о белом «золоте», изменившем Узбекистан

  • Что представили на 27-й Ташкентской международной туристической ярмарке «Туризм на Шелковом пути»

  • В Узбекистане сняли десятисерийный криминальный триллер с российским актером в одной из главных ролей