Кандидатский максимум

Что пообещали избирателям действующие лица досрочных выборов президента Узбекистана
Фото Андрея Кудряшова / «Фергана»

В ближайшее воскресенье, 9 июля, в Узбекистане пройдут внеочередные президентские выборы. Напомним, что поводом для голосования стала конституционная реформа, согласно которой теперь глава республики будет избираться не на пять лет, а на семь, к тому же не более двух раз подряд. Впрочем, поправки в Основной закон «обнулили» все предыдущие сроки действующего руководителя страны, так что Шавкат Мирзиёев идет на выборы де-юре впервые, а де-факто — в третий раз. Как и полагается, все кандидаты представили свои программы, обозначив направление действий на высоком посту. Посмотрим, что же пообещали избирателям узбекские политики и насколько их предвыборные речи балуют разнообразием.

Все в зеленом свете

Начнем по порядку, то есть с политика, который первым стал кандидатом в президенты. Поскольку в Узбекистане нет механизма самовыдвиженцев, претенденты на кресло главы государства должны быть делегированы каким-либо политическим объединением. В этот раз оперативнее остальных отреагировали «зеленые» — Экологическая партия. Прямо скажем, их лидер Абдушукур Хамзаев представил предвыборную программу, не изобилующую оригинальными идеями. Впрочем, забегая вперед, отметим, что в отличие от конкурентов у него есть несколько «громких» решений.

Все эти инициативы связаны со словом «запрет». Например, Хамзаев обещает «в 2030 году запретить продажу сигарет вне зависимости от возраста лицам, родившимся после 2009 года». Так как в республике нельзя реализовывать табачные изделия гражданам, не достигшим 21 года, получается, что с 2030-го Экологическая партия, в случае прихода к власти, установит табу на продажу сигарет вообще всем. Почему политтехнологи отказались от формулировки «полностью запретить продажу сигарет», а решили запутать население лишними словами, остается загадкой. Вероятно, не хотели отпугнуть курящий электорат.

Конечно, «зеленые» не смогли пройти мимо загрязняющих атмосферу автомобилей. В этом плане Хамзаев предложил сразу две глобальных инициативы. Во-первых, запретить с 2030 года продажу и импорт транспортных средств с двигателем внутреннего сгорания (ДВС). Идея не является узбекским ноу-хау, такое положение, к слову, уже утвердили в странах Евросоюза. Правда, там откажутся от автомобилей с ДВС только с 2035 года, понимая, что для альтернативы в виде, например, электрокаров нужно время, чтобы установить повсюду специальные станции зарядки машин и создать прочую инфраструктуру. Но в Узбекистане в пылу предвыборной гонки не учли, что за семь лет придется не только переучивать население пользоваться исключительно экологически чистым транспортом, но и полностью перепрофилировать отечественный автопром, который десятилетиями выпускает одни и те же модели и крайне туго идет на кардинальные обновления.

И последний момент, опять же связанный с запретом. Хамзаев выступает за то, чтобы сделать пятницу днем без автомобилей. В связи с чем один день в неделю передвижение на машинах в центрах узбекских городов будет запрещено. Разумеется, на экологии это скажется позитивно, но на экономике и нервах людей — скорее, отрицательно. Все же пятница — рабочий день и, скажем, в трехмиллионном Ташкенте будет затруднительно перемещаться по делам из одного конца столицы в другой.

Вообще, Экологическая партия, как и положено, продвигает «зеленые» идеи. В таком цвете в программе кандидата выглядят практически все пункты:

✅ экономика: развитие «зеленой» энергетики и технологий, программа «Зеленый Узбекистан-2030» по отказу от пестицидов в сельском хозяйстве;

✅ экологическая безопасность: «зеленые» зоны, развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ), отказ от пластиковой посуды;

✅ социальная политика: обеспечение населения питьевой водой, усиление охраны чистоты воздуха, борьба с засолением почвы;

✅ внешняя политика: сотрудничество со странами Центральной Азии по совместному использованию природных ресурсов и решению экологических проблем.

За права школьников и дольщиков

Второй своего кандидата выдвинула Народно-демократическая партия (НДПУ). Логично, что в выборах участвует председатель политического объединения Улугбек Иноятов. Он пришел в большую политику далеко не вчера, в его резюме значатся такие позиции, как госсоветник президента Узбекистана по вопросам науки, образования и культуры (еще при Исламе Каримове), а также министр народного образования республики. Кстати, в 2018-м Шавкат Мирзиёев уволил Иноятова за «безынициативность, коррупцию в школах и старые взгляды».

Образование — часть социальной политики, поэтому неудивительно, что в программе лидера НДПУ данный аспект играет главную роль и... набивает оскомину уже формулировкой основной цели кандидата в президенты. Она звучит так: «формирование в стране демократического социального государства, отвечающего критериям социальной справедливости, социального равенства и народовластия».

После такого начала возникли ожидания, что и прочие обещания политика будут сквозить банальностями. Предчувствия не подвели. Практически в каждом разделе, посвященном той или иной части социальной сферы, присутствовали фразы «для галочки». Например, есть такие инициативы:

➡️ обеспечение достаточности пенсий и социальных пособий для полноценного удовлетворения жизненных потребностей их получателей;

➡️ улучшение уровня жизни пенсионеров, повышение их общественной активности;

➡️ принятие закона «О долевом участии в строительстве многоквартирных домов и других объектов недвижимости» с целью создания системы гарантий защиты денежных средств населения, вовлекаемых в застройку населенных пунктов;

➡️ приближение первичной и специализированной медицинской помощи к населению, пропаганда здорового образа жизни в стране, усиление профилактической работы;

➡️ обеспечение в детских садах и школах безопасности и здоровья детей, соблюдения санитарно-гигиенических требований;

➡️ установление размера стипендий в зависимости от успеваемости студентов и их участия в инновационной деятельности;

➡️ насыщение внутреннего рынка доступными продуктами питания и социально значимыми товарами, недопущение резкого роста цен на эти товары и услуги;

➡️ возможность способной молодежи работать в системе политических партий.

Такие предложения, будучи распространены в соцсетях, словно подстрекают поставить «лайк» или написать комментарий в стиле «и эта доктрина не вызывает возражений».

Однако и в программе Иноятова нашлась пара неоднозначных идей. Не будем забывать, что этот кандидат — бывший министр образования, следовательно, серьезно погружен в эту область. В частности, он предлагает ввести дифференцированные тарифы на проезд в общественном транспорте для школьников. Жаль, что экс-чиновник не раскрывает подробности замысла: то есть учащимся младших классов дешевле, старших — дороже, а может быть, для начальной школы и вовсе бесплатно. Непонятно. Зато Иноятов придумал, как помочь учебным заведениям финансово, особо не напрягая бюджет. Он предлагает ввести так называемый «школьный налог» — выделять 1% от действующих ставок налога на доходы физлиц и налога на прибыль, уплачиваемого предпринимателями, на развитие детсадов и школ.

Конечно, запретом на курение или отказом от авто с бензиновыми двигателями здесь и близко не пахнет.

Больше судей и адвокатов

Робахон Махмудову выдвинула в президенты социал-демократическая партия «Адолат». Ее название переводится с узбекского как «справедливость», поэтому немудрено, что именно эта благодетель поставлена в приоритет. Суть предвыборной программы сформулирована еще проще, чем у конкурентов — построение справедливого гражданского общества, предусматривающего демократическое, правовое, социальное государство и процветание для всех.

Далее Махмудова поясняет в пяти принципах, на чем же будет строиться «справедливый Узбекистан», предполагающий всеобщее процветание. Приведем все пункты:

✔️ создание условий для благополучной жизни каждого человека во всех сферах жизни общества и государства, обеспечение социальной справедливости и верховенства закона;

✔️ включение Узбекистана как сильного социального государства в число развитых стран с высоким уровнем жизни, где не допускается резкое расслоение людей;

✔️ усиление роли и значения института представительной демократии, «живого воплощения народовластия»;

✔️ обеспечение устойчивого развития экономики страны;

✔️ обеспечение мира и безопасности, укрепление гражданского согласия, межнациональной и межконфессиональной терпимости, проведение сбалансированной и конструктивной внешней политики.

Данные постулаты намекали на то, что отыскать что-то супероригинальное и значимое в обещаниях единственной дамы среди кандидатов будет делом непростым. И вновь ожидания подтвердились. Как и коллеги, Махмудова воспользовалась принципом «своя рубашка ближе к телу». Учитывая, что представительница «Адолат» не просто юрист с многолетним опытом в должности судьи, а заместитель председателя Верховного суда, она обратила внимание на родную систему. Кстати, из-за участия в выборах временно полномочия Махмудовой в ВС были прекращены, так как в Узбекистане судьи не имеют права заниматься политикой.

Так вот, претендентка на кресло главы государства предложила увеличить количество судей, сформировав профильные корпуса по семейным, трудовым, интеллектуальным спорам и делам несовершеннолетних. Попутно она инициирует отказ от практики отчетности судей перед советами народных депутатов и расширение полномочий адвокатов для снижения роли судьи на процессах. Одним словом, побольше работников в системе — хороших и разных.

За прочими тривиальными слоганами отыскалась еще одна интересная, но весьма спорная сентенция. «Мы за декоммерциализацию медицины», — говорится в программе Махмудовой. Поясняется реформа одной строкой — перевод негосударственных организаций из коммерческих в некоммерческие. То есть власти заставят частные клиники обслуживать граждан бесплатно? Делать анализы, применять инновационные виды лечения с использованием дорогостоящего оборудования, не надеясь отбить затраты? Ведь не секрет, что в госучреждениях и с препаратами, и с инструментами дело обстоит гораздо скромнее. Потому-то люди и платят за качество услуг. А тут — раз, и все уравнять или отменить. В общем, нужны пояснения, хотя и без них идею можно смело отнести к разряду утопических.

Реформы продолжаются

И, наконец, фаворит предвыборной гонки — действующий президент республики Шавкат Мирзиёев, которого выдвинула Узбекская Либерально-Демократическая партия и поддержала «Миллий тикланиш», решившая не выставлять своего кандидата.

Политик в своей программе, как и следовало ожидать, сделал упор на продолжение начатых реформ. Здесь есть, как, к слову, и у конкурентов, ускоренное вступление страны во Всемирную торговую организацию, внедрение системы медицинского страхования, цифровизация госуслуг и прочие выглядящие резонными обещания. Как опытный участник плебисцитов, Мирзиёев, дабы не растекаться мыслью по древу, «упаковал» план действий на посту переизбранного главы государства в пять целей:

👉 создание наиболее подходящих условий для реализации каждым человеком его потенциала;

👉 обеспечение устойчивого экономического роста, чтобы люди были довольны жизнью;

👉 экономия водных ресурсов и защита окружающей среды;

👉 обеспечение верховенства закона, организация государственного управления на службе народа;

👉 Новый Узбекистан, безопасное и мирное государство.

Выгодное отличие программы Мирзиёева в том, что многие свои инициативы он подкрепляет конкретными цифрами. Например, не просто построить новые школы, а создать дополнительно 2,5 млн ученических мест. Или не добиться увеличения ВПП на душу населения, а обеспечить рост с нынешних $2000 до $4000. То же самое с экспортом, мощностью ВИЭ и другими моментами — вплоть до площади лесных массивов Приаралья.

В рамках поездок по стране действующий президент «наносил точечные удары». Так, в Каракалпакстане он анонсировал резкое снижение налогов только для местных предпринимателей, создание отдельного фонда развития входящей в состав Узбекистана республики плюс запуск школьных автобусов для детей из отдаленных сел, коих именно в Каракалпакстане с избытком. Или еще пример — поскольку встреча с избирателями в Ферганской долине возник пожар на кокандском рынке, Мирзиёев лично пообещал, что торговые площади восстановят в течение месяца. А ташкентцам кандидат представил семилетний план озеленения, в котором так нуждается столица.

В рамках «блага для всех» Мирзиёев объявил о возможном полном отказе от многолетнего символа «принудиловки» и рабского труда — хлопка. По словам президента, роль «белого золота» в экономике Узбекистана может взять на себя туризм, особенно если экспорт данных услуг к 2030 году вырастет до $5 млрд. И тогда местные жители будут получать доходы от обслуживания приезжающих толпами иностранцев, а о посадке и тем более трудоемкой уборке урожая хлопка можно забыть навсегда.

В предвыборной борьбе все средства хороши, поэтому неудивительно, что действующий президент использует даже маленькие рычажки. Речь о том, что в честь религиозного праздника Курбан хайит, который принято отмечать в течение трех дней и начало которого в этом году выпало на среду, он устроил населению мини-отпуск. Пожалуй, впервые власти не стали мудрить с переносами, и последняя неделя июля получилась состоящей из двух рабочих и пяти выходных — мечта сибаритов. А Мирзиёев благодаря такому шагу наверняка получит не только «плюсик в карму», но и энный процент дополнительных голосов избирателей.

«Сдержанно», оно же «вяло»

Предвыборная агитация в Узбекистане такая же ровная и спокойная, как и программы кандидатов. Корреспондент «Ферганы» в Ташкенте Андрей Кудряшов сообщает о нескольких видах «рекламы».

Во-первых, о дате плебисцита напоминают листовки темно-лилового цвета с крупным белым текстом на русском и узбекском языках. Такие «агитки» широко распространены в городе: их можно встретить в жилых массивах, на стеклянных витринах магазинов и аптек, на входе в супермаркеты и кафе. Как правило, рядом размещены листовки с краткими биографиями все четырех претендентов на президентское кресло.

Во-вторых, на цифровых рекламных панелях, установленных в центре столицы, можно увидеть ролики кандидатов. Правда, если в преддверии апрельского референдума (голосование по изменениям в Конституции — Прим. «Ферганы») этот метод использовался в большом объеме, сейчас дела обстоят иначе — на экраны загружены статичные видеоролики продолжительностью несколько секунд. Они занимают примерно 10% от показов коммерческой рекламы и мелькают раз в полчаса. Чаще подобные элементы кампаний демонстрируются на led-панелях в ташкентском метро.

В-третьих, есть и большие билборды с изображениями участников выборов. Такие баннеры «ласкают» взоры автомобилистов, выезжающих из города по главной магистрали Узбекистана А-380, связывающей Ташкент с Ферганской долиной, а также на трассах, ведущих из столицы в Самарканд и Бухару.

Наблюдения нашего корреспондента подтверждает предварительный отчет о предвыборной кампании, подготовленный экспертами миссии ОБСЕ. Аналитики международной организации считают, что процесс проходит low-key (сдержанно), потому что ни одна партия не выступает в открытой оппозиции курсу и политике действующего президента. А в неофициальной русскоязычной версии документа в отличие от материала на узбекском low-key вообще переведено как «вяло». Словно итоги голосования известны заранее. Но это, конечно же, совсем не так.

  • В Ташкенте провели фестиваль в честь пятилетия крупнейшего в Центральной Азии ледового дворца

  • Почему пожилые люди, переехавшие в Россию из Узбекистана, лишились социальных выплат

  • В Ташкенте открылась выставка Рустама Базарова

  • После атаки на «Крокус Сити Холл» в России прокатилась волна давления на мигрантов из Центральной Азии