Министр культуры Узбекистана определил границу нецензурного в шоу-бизнесе

Озодбек Назарбеков. Фото с его страницы в Facebook

Министр культуры Узбекистана Озодбек Назарбеков заявил в интервью Kun.Uz, что в шоу-бизнесе границы допустимого с точки зрения закона не совпадают с границами приемлемого с точки зрения национальной культуры. Сфера, где культурные практики вступают в противоречие с национальной культурой, по мнению чиновника, должна регулироваться цензурой.

«Предел, конечно же, в национальной культуре, — объяснил министр, отвечая на вопрос, где предел цензуры в шоу-бизнесе. — Например, артисты, подвергнутые цензуре, то, как они одеваются на сцене, их поведение — может быть правильным с точки зрения законодательства и демократии. Но они должны задаваться вопросом: приемлемо ли это для детей и их родителей? Конечно, мы также должны помнить, что концепция духовности имеет разное значение для всех».

В то же время он заметил, что артисты, которые уехали из Узбекистана и хотят вернуться на родину, могут сделать это, если обратятся в Минкульт. «В искусстве сейчас нет запретов. Если они обратятся в Министерство культуры, мы обязательно поможем. Кто это сделает, если не мы?» — сказал Назарбеков.

В том же интервью Назарбеков сообщил, что Минкульт разработал программу дошкольного музыкального образования, направленного на формирование вкуса к музыке. Интерес к «дешевым видам искусства», по словам министра, происходит от заниженного уровня требований поклонников. «Фанаты не предъявляют к исполнителям больших требований, принимают все, что ''сойдет'', привыкают к фонограмме», — посетовал Назарбеков. «Запросы поклонников, желание слушателей играют большую роль в повышении ценности искусства», — сделал вывод министр.

Ссылками на защиту менталитета и традиций национальной культуры часто пользуется государственное учреждение «Узбекконцерт», когда запрещает тому или иному артисту выступать в Узбекистане. В определениях встречаются формулировки «чуждый нашей национальной идентичности», «не соответствующий этике и национальным обычаям», «аморальный облик», «неподобающее поведение».

Деятельность «Узбекконцерта» по выдаче лицензий, без которых артисты не имеют права выступать на территории республики, не раз подвергалась критике, в том числе со стороны чиновников и музыкантов, а в соцсетях звучали призывы расформировать госучреждение как наследие советского прошлого. Фронтмен ташкентской рок-группы «Крылья Оригами» Ашот Даниелян считает политику «Узбекконцерта» причиной оттока молодых талантов за границу в поисках свободной сцены. По мнению музыканта, цензура привела к тому, что в стране практически не осталось альтернативной музыки: у коллективов нет стимула развивать свое творчество, а музыкальные колледжи выпускают людей без амбиций, которые нацелены стать свадебными музыкантами и зарабатывать на банкетах.

Назначение известного певца Озодбека Назарбекова в январе 2020 года на пост министра культуры многие рассматривали как приход на чиновничью должность профессионала, понимающего артистов, но 46-летний глава культурного ведомства подтвердил, что не считает функции «Узбекконцерта» избыточными, а аргументы, которыми он пользуется, — устаревшими.

На борьбу с фонограммой направлен изданный на прошлой неделе указ президента Мирзиёева, согласно которому с 1 сентября 2020 года аренда государственных концертных залов будет обходиться узбекским артистам вдвое дешевле, если они решат петь вживую.

Читайте также
  • Борис Голендер — об эвакуации писателей и художников в Ташкент во время войны

  • 9 мая телеканалы Узбекистана покажут новые военно-исторические фильмы

  • «Узбеккино» представило трейлер фильма о матери, потерявшей пятерых сыновей на Второй мировой войне

  • Узбекские музыканты записали «Болеро» Равеля, сидя по домам