Ташкент для своих

Что происходит в закрытой на карантин столице Узбекистана

«Ташкент полностью закрывается» — объявили вчера в государственном телеграмм-канале Koronavirus info. Уточнялось, что Ташкент закроется с 00:01 24 марта для всех видов транспортных средств (автобусы, автомобили, авиасообщение и железная дорога). Запрет на въезд и выезд не должен коснуться перевозок грузов, а также пропуска в столицу тех, кто имеет постоянную регистрацию в Ташкенте.

Как работает система пропуска через блокпосты и что вообще происходит сегодня в закрытом городе – в репортаже «Ферганы».

Перекрытый выезд из Ташкента. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

По словам начальника пресс-службы Министерства внутренних дел Шохруха Гиясова, «установленные запреты по пересечению границ города Ташкента касаются только транспорта: автобусов, автомобилей, воздушного и железнодорожного транспорта. Те, кто приезжает на работу из Ташкентской области в Ташкент, или те, кто едет из столицы в Ташкентскую область, могут доехать до городской границы и пройти пост, но без автомобилей».

Ранним утром 24 марта корреспонденты «Ферганы» подъехали к блокпосту, находящемуся на трассе Ташкент – Самарканд – Бухара. Там были сотни автомобилей, которые въезжали в столицу и выезжали из города. При этом переходящих через блокпост пешком были единицы. По словам таксиста, регулярно отвозящего пассажиров в Ташкентскую область и обратно, автотранспорт в обе стороны пропускают. Правда, чтобы въехать в Ташкент, необходимо иметь при себе паспорт со столичной пропиской, и не только водителю, но и всем пассажирам. При этом выехать из Ташкента проще и быстрее, чем в него въехать, – для этого нужно с внешней стороны блокпоста прождать не менее 40 минут.

Санобработка транспорта на блокпосту на трассе Ташкент - Самарканд - Бухара. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Весь въезжающий в Ташкент автотранспорт подвергается дезинфекции, которой занимаются несколько женщин в специальных белых комбинезонах и респираторах. Они почему-то никого не просят выйти из машин, а с помощью краскопультов распыляют дезинфицирующий состав лишь на боковые панели и колеса автомобилей.

Отправляемся в центр города. Как известно, с 00:01 24 марта в Ташкенте была приостановлена работа всех рынков непродовольственных товаров и торговых комплексов. При этом дехканские рынки, супермаркеты, магазины продуктов питания продолжают работу. И действительно, ворота рынков «Абу-Сахий» и «Ипподром», где обычно продают одежду и бытовую технику, наглухо заперты. Хотя, к примеру, хозяйственные и мебельные магазины в городе по-прежнему функционируют.

По пути в центр города останавливаемся у аптек, интересно, есть ли медицинские маски. Чаще всего уже на дверях видим наклеенные бумажки с заверением, что таковых нет, хотя с 23 марта ношение масок в общественных местах является обязательным, а с 25 марта за их отсутствие начнут штрафовать: за первое нарушение штраф составит одну базовую расчетную величину (223 тысячи сумов / около $23,4). За повторное нарушение – три базовых расчетных величины (669 тысяч сумов). Выходит, если кому-то к среде не удастся раздобыть хотя бы одну маску, лучше из дома не выходить.

Опустевший вокзал "Ташкент-Южный". Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

С 24 марта на неопределенный срок прекращены все внутриреспубликанские рейсы национальной авиакомпании «Узбекистон хаво йуллари» («Узбекские авиалинии»), а также компании «Узбекистон темир йуллари» («Железные дороги Узбекистана»). Проезжая мимо Южного вокзала, наблюдаем почти пустую привокзальную площадь. Лишь трое граждан в масках, видимо, застигнутые врасплох данным решением Республиканской специальной комиссии, растерянно озираются по сторонам.

Подъезжаем к Успенскому кафедральному православному собору – он, как и все учреждения культа в Ташкенте, закрыт на карантин. А вот находящийся по соседству Мирабадский (в прошлом Госпитальный) продуктовый рынок работает на полную катушку. Народу здесь даже в будний день очень много, и все посетители в масках. Дежурящий на входе сотрудник правоохранительных органов без оных никого внутрь не пускает.

У Успенского кафедрального собора. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

По словам директора Агентства санитарно-эпидемиологического благополучия Бахрома Алматова, спиртосодержащие растворы, в том числе и алкоголь, «убивают коронавирус». Немудрено, что на Мирабадском базаре открылись новые магазины с алкогольной продукцией, которая в эти дни пользуется повышенным спросом.

В центре города, в районе сквера Амира Тимура и на местном Бродвее (ул. Сайилгох), малолюдно, если не сказать безлюдно. Все пункты проката велосипедов и киоски, в которых раньше продавались хот-доги и шаурма, закрыты на карантин. Лишь немногочисленные работницы службы благоустройства отмывают панели подземных переходов, да туда-сюда фланирует взвод женщин-дезинфекторов в комбинезонах. Появление же редких прохожих выглядит нелепой случайностью.

Все кафе и рестораны закрыты, кроме тех, что продают еду (плов, самсу и пирожки) на вынос.

Несмотря на прекращение с 22 марта работы общественного транспорта, частные таксисты редко завышают цены, хотя получать лицензию в ускоренном режиме никто не спешит. Равно как и проходить обязательную дезинфекцию.

«Ну да, я бы мог получить сейчас лицензию, но даже тратить на это всего несколько часов как-то не горю желанием. Зачем? Как таксовал, так и таксую без всяких бумажек, — рассказывает частный извозчик Абдусалом. – То же касается и дезинфекции: в Ташкенте, чтобы пройти ее, нужно ехать в один из автобусных парков и тратить на это свой бензин, а там еще, возможно, и очереди – оно мне надо?»

По сообщению пресс-службы Министерства здравоохранения Узбекистана, количество граждан, у которых выявлена коронавирусная инфекция, по состоянию на 16:00 24 марта достигло 50.

Фото Андрея Кудряшова, «Фергана»

  • Таджикские цыгане-люли отправляют детей в школу и меняют уклад жизни

  • Дизайнер обвинила основателя Tajikistan Fashion Week в абьюзе

  • Житель таджикского села готов отдать свои 15 тысяч книг в публичную библиотеку. Но ее никто не хочет строить

  • В психиатрических клиниках Таджикистана остро не хватает врачей. А пациентов с каждым годом все больше