Заключенные в браке

Почему таджикские женщины связывают свою жизнь с осужденными
Фото с сайта Purposelywritten.com

В тюрьмах Таджикистана ежегодно официально заключаются 130-150 браков с осужденными. И далеко не всегда — по любви или взаимной симпатии. Часто сами осужденные подталкивают женщин к регистрации отношений, чтобы получить подругу, которая будет навещать, приносить посылки, выполнять просьбы. Но нередко и женщины становятся инициаторами брачных отношений с мужчинами, находящимися за решеткой. У каждой свои мотивы и причины. «Фергана» записала истории трех таджикских женщин, вышедших замуж за сидельцев, и узнала, почему они решились на такой непопулярный шаг (имена собеседниц и их супругов изменены по просьбе женщин).

«Он использовал меня»

Азиза, жительница одного из сел Бободжонгафуровского района Таджикистана, занималась на рынке мелкой торговлей — продавала канцелярские товары. Там она познакомилась с Каримджоном, который стал за ней ухаживать. Но девушка и ее родные отвергли поклонника.

Прошло больше четырех лет, и все забыли о молодом мужчине, но вдруг однажды в ее дом пришли незнакомые люди. Они представились родственниками Каримджона, рассказали, что по нелепой случайности он попал в тюрьму и через два года выйдет на свободу. Сваты стали уговаривать девушку выйти за него замуж, убеждали, что у него золотые руки, он такой мастер по ремонту автомашин, каких в стране единицы, и, когда выйдет из тюрьмы, обеспечит им благополучную жизнь. Азиза, которая к тому времени, по мнению окружающих, засиделась в девках, поверила и дала согласие.

И только когда она пришла в колонию заключать брак, то узнала, что будущий муж на пять лет моложе нее, и что посадили его не за мелкое хулиганство на два года, а на 11 лет за членство в запрещенной в Таджикистане религиозной организации. Оказалось, что он отсидел уже четыре года и ему предстоит сидеть еще семь лет.

— Мы расписались в кабинете начальника колонии строгого режима в поселке Рохати Вахдатского района. Это было 10 августа 2010 года. Помимо нас, в тот день поженились еще две пары. После полудня нас отвели в комнату для свиданий супругов. Там нас ожидал представитель духовенства, который совершил никох (обряд заключения брака по канонам ислама.Прим. «Ферганы»). Вместе провели первые сутки. На следующий день я вернулась в Худжанд, — вспоминает Азиза.

Исправительное учреждение в Таджикистане. Фото Тилава Расул-заде

Каримджон был сиротой, и, кроме Азизы, в тюрьме его никто не навещал. Каждые три-четыре месяца Азиза ездила из Худжанда в Вахдат, отвозила ему продукты и вещи. В 2012 году у них родилась дочь Аслия (имя изменено). Азиза устроилась на кондитерскую фабрику. Копила деньги на передачи мужу. Когда уходила на работу, ребенка оставляла своей тете.

Вскоре срок наказания Каримджону сократили на два года по амнистии. В 2015 году он вышел на свободу. Его родственники помогли супругам купить недостроенный частный дом и достроить его. Через год Каримджон отправился на заработки в Ханты-Мансийский автономный округ России. Первые месяцы отправлял деньги на содержание семьи и ремонт дома, но со временем размеры переводов стали сокращаться. В октябре 2017 года Каримджон вернулся из России, но ненадолго.

— Он сказал, что хочет получать российское гражданство. Для этого нужен брак с гражданкой России, поэтому мы должны развестись. «Как получу гражданство, сразу разведусь с русской женой и восстановлю наш брак. Ты тоже получишь гражданство. Будем жить счастливо. Но об этом никому не говори», — предупредил он. Я, наивная, поверила его лживым словам, пошла с ним в суд, и нас развели. Он уехал, — продолжает Азиза.

Через несколько месяцев серьезно заболела Аслия. Азиза была вынуждена позвонить мужу с просьбой выслать деньги на лечение дочки, но в ответ услышала: «Ты больше не звони мне. Мы же теперь не муж и жена». Женщина была шокирована. Каримджон перестал помогать Азизе. А в августе 2019 года вдруг позвонил и потребовал освободить дом — сказал, что у него в России другая семья и ребенок, и он хочет продать дом в Таджикистане, чтобы купить там жилье.

— Он готов выгнать на улицу одного своего ребенка, чтобы обеспечить жильем другого. Тогда я поняла, как поторопилась, выйдя замуж за человека, которого совсем не знала. Но я выросла без отца, и мне в тот момент захотелось создать полноценную семью. Мой муж заключил брак только с одной целью: найти женщину, которая постоянно бы навещала его в тюрьме и удовлетворяла его сексуальные потребности. Он использовал меня, — вздыхает Азиза. — Теперь я понимаю, почему он говорил, что нам не нужны дети, хотя обычно наши мужчины хотят иметь детей. Просто не собирался оставаться со мной навсегда. Теперь он может выгнать нас, так как мы не прописаны в доме, в котором живем уже пять лет. Но я буду бороться за то, чтобы дом остался нашей дочке и бывший муж платил алименты…

«Теперь мои дети могут на что-то рассчитывать»

Гуландом было 23 года, когда Абдурозик сделал ей предложение. Девушка и ее родители согласились, ведь Абдурозик выглядел солидным женихом — занимался бизнесом. Заключили мусульманский брак, начали жить вместе. Муж часто на несколько дней уезжал из дома — говорил, что по работе. О том, что Абдурозик был женат, когда стал жить в гражданском браке с Гуландом, она узнала только спустя некоторое время.

— Иногда я спрашивала его, когда мы узаконим брак, но Абдурозик каждый раз говорил: «Зачем тебе загс? У нас же и так все хорошо». Он долго скрывал от меня и моей семьи свое семейное положение. Когда об этом все узнали, мои родные не стали разрушать наш брак. Я выросла в отдаленном кишлаке Хатлонской области и привыкла подчиняться решению отца и деда. А для отца самым главным было то, что я вышла замуж за мусульманина и по канонам ислама. Я тоже не стала сопротивляться, смирилась. Ведь разрыв с Абдурозиком ничего мне не давал, а, наоборот, усугубил бы мое положение, поскольку я бы осталась ни с чем. Я перестала интересоваться отношениями мужа с другой женой. Он был со мной ласков, и я жила в достатке — этого мне хватало, — рассказывает Гуландом.

Десять лет Абдурозик жил на две семьи. За это время Гуландом родила двоих детей — дочку и сына. Но в 2017 году пришла беда. Абдурозик решил сжульничать. Выдавая себя за родственника одного из влиятельных людей в области, он собрал с нескольких местных жителей крупные суммы, обещая помочь с выделением земельных участков. Обманутые люди заявили на него в милицию, Абдурозика обвинили в мошенничестве и приговорили к пяти годам лишения свободы.

После того как Абдурозик угодил за решетку, его законная жена подала заявление на развод — не смогла простить ему семейного позора. После развода она совсем прекратила с ним отношения. Гуландом сначала тоже сердилась на мужа, но потом все же начала навещать его в колонии. По совету родителей Абдурозик предложил второй жене узаконить отношения. Гуландом согласилась. Они поженились в худжандской колонии, где мужчина отбывает наказание.

— Я регулярно хожу к нему в колонию и считаю дни, когда он выйдет на свободу. Иногда вместе со мной отца навещают трое его детей от первого брака. Конечно, я не знаю, что будет дальше, но, думаю, он уже осознал, какой греховный поступок совершил, и больше ничего подобного не случится. Ведь на самом деле он неплохой человек. Надеюсь, все у нас наладится, у моих детей наконец будет настоящий отец, и они смогут на что-то рассчитывать, — говорит Гуландом.

«Я не жалею, что мой выбор пал на него»

Эта необычная история случилась 15 лет назад. Саодат училась на четвертом курсе факультета русской филологии одного из вузов Душанбе и подрабатывала ведущей на частном радиоканале. Почти каждую неделю ей по почте приходило письмо от радиослушателя Шероза. Он писал на русском языке и очень грамотно. Сообщил девушке, что по воле случая оказался в колонии и отбывает пятилетний срок за хулиганство. Парень признавался, что является постоянным слушателем радиопередачи «По вашим заявкам», которую вела Саодат. В конце каждого письма просил дать в эфир какую-то песню. Саодат решила ответить на очередное письмо: захотелось написать парню слова поддержки — мол, все у вас будет хорошо. Завязалась переписка, которая продолжалось почти полгода.

— Наступил момент, когда я захотела увидеть своего собеседника, — вспоминает Саодат. — Я написала просьбу о свидании, приехала в колонию. Он оказался интересным молодым человеком, писал содержательные стихи. И я просто влюбилась в него. Шероз познакомил меня со своими родными — матерью и сестрами. Мы друг другу понравились. Я рассказала родителям о Шерозе. Но они были категорически против нашего брака. «Зачем тебе осужденный? Ведь у тебя и на свободе есть десятки поклонников — хороших, порядочных парней. Не опозорь нас!» — молили они. Но Шероз мне очень нравился, хотя он был во всех смыслах антигероем.

Заключенные в колонии в Таджикистане. Фото с сайта  Asiaplustj.info

Зарегистрировали наш брак в тюрьме. Свидетельницей стала мама Шероза. Мои родители, сестры и братья отказались от участия в церемонии бракосочетания. В тюрьме есть специальное помещение для временного проживания близких осужденных, там мы провели первые двое суток. Я переехала в квартиру мужа в Душанбе. Раз в квартал, как положено по закону, нам давали свидание. Через два года после нашей свадьбы я родила сына. Так мы жили до 2009 года, пока Шероз не вышел на свободу, — рассказывает женщина.

Однако пылкий и романтичный возлюбленный, каким Шероз был, находясь в колонии, на воле стал заурядным алкоголиком. Он часто выпивал, устраивал Саодат скандалы и даже грозил убийством.

— Я боялась, что он приведет в исполнение свои угрозы. С маленьким ребенком на руках я ушла от него на съемную квартиру. Спустя шесть месяцев Шероз снова попал в тюрьму. На сей раз за кражу. Потом я узнала, что он принимает наркотики. Решила подать заявление на развод. Он не возражал. Так мы и разошлись после пяти лет совместной жизни. К моему удивлению, наш развод прошел мирно. Я не требовала от него алименты, а он просто ушел из моей жизни, — делится Саодат.

Несмотря на то что жизнь с Шерозом не сложилась, Саодат ни о чем не жалеет, говорит, что «от судьбы не уйдешь». Сейчас работает учительницей в одной из школ Душанбе. После того как она развелась с Шерозом, родители приняли ее и стали помогать. Шероз вышел на свободу, снова женился и начал новую жизнь. По праздникам навещает сына.

— Хорошо, что он создал новую семью, и мне теперь безопасно и спокойно. Думаю, что он все-таки исправился. В противном случае за несколько лет попал бы за решетку в третий раз. Шероз, в общем-то, хороший человек. Он сам готовил, помогал мне в хозяйственных делах, трудиться не боялся. Очень любил читать. Я часто носила ему в колонию художественную литературу. Самое главное, он любил меня. И хотя у меня были и другие достойные кандидаты, но я не жалею, что мой выбор пал на него. К сожалению, на свободе у него оказалось много «друзей», которые его испортили, — заключила Саодат.

Спасет брачный контракт, консультация психолога и наведение справок

— Никто не может запретить женщине выходить замуж за человека, находящегося в местах лишения свободы, — говорит начальник Управления записи актов гражданского состояния Согдийской области Мукаддама Хошимзода. — Никто не даст гарантию, что такой брак будет несчастным и обречен, как и то, что брак с законопослушным человеком будет счастливым. Бывают случаи, когда браки, заключенные в колониях, с годами становятся только крепче. Но часто заключенные скрывают от своих невест многие факты своей биографии, и, когда они всплывают, семья начинает рушиться. В любом случае, для того чтобы не быть обманутыми, первое, что мы рекомендуем вступающим в брак, — подписать с будущим супругом брачный договор, который станет гарантией, что при разводе женщины не останутся на улице, смогут претендовать на раздел имущества. Женщины должны знать, что имеют право также взыскивать алименты с бывших мужей.

«Государственная регистрация брака с лицом, находящимся под стражей или отбывающим наказание в местах лишения свободы, производится в помещении, определенном начальником соответствующего учреждения по согласованию с руководителем органа записи актов гражданского состояния» (статья 36 закона РТ «О государственной регистрации актов гражданского состояния»).

— За людей, находящихся в местах лишения свободы, зачастую выходят замуж женщины с заниженной самооценкой, испытывающие страх одиночества или те, кто страдает дефицитом внимания и любви в своей семье, — говорит психолог Марям Давлатова. — Навещая осужденного человека, заботясь о нем, женщина ощущает себя нужной и любимой, поскольку мужчина все свое внимание сосредотачивает на ней. Но, когда он выходит на свободу, ситуация меняется, и начинаются конфликты. Более того, женщина может стать жертвой мошенника, попасть в зависимость от манипулятора. Чтобы женщины не попадали в такие ситуации, перед регистрацией брака, в том числе в пенитенциарных учреждениях, нужно ввести обязательную правовую и психологическую консультацию будущих семейных пар.

— Для таджикской женщины выйти замуж за малознакомого человека, можно сказать, вариант нормы, — комментирует свадьбы с заключенными таджикский социолог на условиях анонимности. — Мы знаем, что и на воле невесты зачастую знакомятся со своими будущими мужьями за несколько дней, а порой и в день свадьбы. В традиционных семьях из-за разных предрассудков молодым не оставляют шансов на долгие добрачные периоды встреч, узнавания друг друга. То есть и на воле есть риск того, что будущий муж окажется непорядочным человеком, имеющим склонность к нарушению законов. Наши женщины, особенно сельские, часто становятся жертвами алчности и непорядочности мужчин. А если мужчина ранее уже совершил проступок или преступление, то вероятность того, что он пойдет на нарушение закона снова, увеличивается. Поэтому прежде чем соглашаться на романтические отношения и тем более брак с человеком, находящимся в заключении, стоит собрать о нем больше информации — за какое преступление сидит, кто пострадал от его действий, что говорят о нем его знакомые. Стоит учесть, что, становясь женой осужденного, есть высокий риск попадания в категорию вторых жен и одиноких матерей.

Читайте также
  • В Таджикистане парень с аутизмом впервые самостоятельно нашел себе жену

  • Пациентам с орфанными заболеваниями в Таджикистане остается только надеяться, что государство их заметит

  • О чем спорили правозащитники и министр общественного развития Казахстана

  • Президент Таджикистана продлил на два года перерегистрацию сим-карт на новые паспорта. Кому от этого хорошо?