Секретные материалы

Дело о госизмене, по которому в Узбекистане судят высоких чинов Минобороны и СГБ, обрастает домыслами
Рафик Сайфулин. Фото из архива "Ферганы"

В Узбекистане идет закрытый суд над группой силовиков – сотрудников Службы государственной безопасности и Министерства обороны. Источники «Ферганы» подтверждают, что по делу проходит и известный политолог – бывший директор Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана Рафик Сайфулин. Как сообщили «Фергане», дело возбуждено по статье 157 Уголовного кодекса Узбекистана («Измена государству», от десяти до двадцати лет).

Что именно стало поводом для обвинений – неизвестно.

В чью пользу шпионаж?

Подробности дела не раскрываются, но в СМИ и соцсетях высказываются разные версии.

Радио «Озодлик» со ссылкой на свои источники сообщило, что речь идет о «разглашении государственных секретов в пользу России». По словам одного из источников, «все обвиняемые занимались передачей аналитических заключений, но не секретной информации и документов».

Сергей Ежков, главный редактор портала Uzmetronom, в разговоре с «Ферганой» усомнился в версии, что речь идет о шпионаже в пользу России.

Сомнения в «русской версии» высказал на своей странице в Facebook и политолог Александр Князев, который написал: «Русский шпионаж – это пока домыслы».

Фигуранты

«Озодлик» сообщает, что по делу проходит около десяти человек — сотрудников Службы государственной безопасности и Министерства обороны.

Подтверждены пока личности двоих подсудимых: Рафика Сайфулина и начальника управления Объединенного штаба Вооруженных сил Узбекистана Акбара Ярбабаева.

Арест Ярбабаева изданию «Настоящее время» подтвердил его брат Алексей Ярбабаев, который работает авиадиспетчером в России. Он рассказал, что его родственника вместе с женой арестовали еще 15 июля 2019 года. Родные наняли адвоката по соглашению, но его к делу не допустили, и защитой занимается адвокат по назначению. Брат говорит, что Акбар иногда ездил в Россию в командировки, но о своей работе почти ничего не рассказывал.

«Мы с ним об этом никогда не говорили: я даже не знал, какую должность он занимает в Минобороны. И я его не спрашивал, чтобы не провоцировать, мы никогда рабочие моменты не обсуждали», – рассказал Алексей.

Акбар Ярбабаев — выпускник Качинской высшей школы летчиков. Служил в Вооруженных силах Узбекистана с начала 1990-х годов. Долгое время руководил управлением Объединенного штаба, награжден орденом «Шон-Шараф» («Славы»).

Арест другого обвиняемого, эксперта Рафика Сайфулина, «Фергане» подтвердили люди, связанные с семьей политолога. Насколько нам известно, арест тоже произошел в июле 2019 года. У Сайфулина три адвоката, но все они под подпиской о неразглашении.

Рафик Сайфулин известен в экспертных кругах. В 1990-е годы он работал в Государственном комитете по прогнозированию и статистике, позже возглавил Институт стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана. В последние годы выступал в качестве политолога на различных международных конференциях, в частности по темам региональной безопасности.

«Озодлик» также упоминает среди фигурантов этого дела Владимира Калошина – бывшего журналиста газеты Министерства обороны Узбекистана «Ватанпарвар» («Патриот»). Калошин также был задержан в июле прошлого года, ему предъявлено обвинение по той же 157-й статье («Измена государству»). Как отмечал осведомленный источник «Ферганы», информированность Калошина теоретически могла бы заинтересовать иностранные спецслужбы (например сведения о личностях офицеров в тех или иных войсковых частях). Но Калошин уволился из ведомственной газеты еще в середине 2000-х годов, когда ушел в запас, и с тех пор писал в основном публицистические статьи (то есть его «ценз секретности» давно закончился, а секреты, которые он мог знать по работе, устарели). О том, что Калошин проходит по одному делу с Сайфулиным и Ярбабаевым, написала и «Независимая газета».

Однако источник, близкий к семье Калошина, уточнил в разговоре с «Ферганой», что дело бывшего журналиста не имеет отношения к делу Сайфулина и Ярбабаева.

Пророссийская версия

И «Озодлик», и «Независимая газета», и другие СМИ транслируют версию о шпионаже в пользу России. Так, бывший дипломат, а ныне блогер-оппозиционер Алишер Таксанов, живущий в эмиграции, рассказал «Настоящему времени», что Сайфулин представлялся независимым экспертом, но оставался «абсолютно проправительственным». При этом, по словам Таксанова, он «не терпел критиков режима и (...) свои политические взгляды связывал с Россией».

Алишер Таксанов. Фото с сайта Asiaterra.info

Рафик Сайфулин, как указывает «Озодлик», в советское время работал в КГБ, вышел в запас, а после обретения Узбекистаном независимости был одним из приближенных экс-главы Службы национальной безопасности (СНБ) генерала Рустама Иноятова. «Озодлик» также указывает на то, что в своих аналитических статьях Сайфулин часто писал, что Узбекистану необходимо отдаляться от Запада и США и сближаться с Россией.

«Мы с ним сталкивались, когда он уже был сотрудником Службы национальной безопасности и был приставлен к нашему институту от СНБ, чтобы он руководил наукой, – говорит Таксанов. – Рафик Сайфулин, даже будучи независимым, продолжал работать на свою службу, просто представлялся по-другому. Если он участвовал в конференциях – он все равно представлял интересы службы, записывал, кто что сказал из независимых журналистов, экспертов, анализировал их деятельность. <…> Многие работники СНБ Узбекистана вышли из советской системы госбезопасности и остались верны этой системе. Несмотря на то что Ислам Каримов старался держаться подальше от России, многие сотрудники СНБ все равно работали с Москвой и удерживали Каримова в поле зрения Москвы. А Москва полностью поддерживала власти Узбекистана в борьбе с оппозицией. Не исключено, что новый президент почувствовал угрозу, которая исходила от этих сотрудников, и решил избавиться от пророссийских лоббистов».

Внутриполитическая версия

Политолог Александр Князев, комментируя «Фергане» это дело о государственной измене, сообщил, что факт ареста Сайфулина и характер обвинения «известен многим друзьям и мне в том числе уже давно». «О том, что Рафик арестован, мне друзья сказали еще в августе 2019 года, но так как не было убежденности, я никого не оповещал. При этом примерно с сентября он не отвечал на звонки, а по домашнему телефону жена – она, скорее всего, под подпиской о неразглашении — отвечала, что он в отъезде, все время в отъезде, — говорит Князев. — Мое мнение, что это огромная фальсификация. Чтобы доказать, что человек передавал иностранной стороне какую-то секретную информацию, нужно, чтобы он как минимум имел к ней доступ. Рафик лет, наверное, 16-17 не работал ни в каких госструктурах, и доступа к секретной информации у него, скорее всего, не могло быть.

Александр Князев. Фото с сайта Wikipedia.org

Мы дружим с Рафиком больше десяти лет. Он всегда был очень взвешенным, даже осторожным, последние несколько лет у него были контакты с китайскими экспертами, в Германии, он немного общался с американцами. В России он бывал на конференциях и круглых столах, не более того. Особой любви к России и связи с Россией я за ним не замечал. Тема России, я в этом убежден, искусственно притянута», — считает политолог.

Говоря о причинах ареста Сайфулина, Князев предположил, что тот был вовлечен в это дело «для оказания давления на одного из его высокопоставленных друзей». «Очень надуманно звучит, что Сайфулин был близок к Рустаму Иноятову, — говорит Князев. — Ну кто такой Иноятов и кто такой Рафик Сайфулин. Он работал в госструктурах, но в других. И зачем он Иноятову?! В такой близости я не уверен, за много лет дружбы с Рафиком я бы хоть что-то об этом слышал. Гораздо больше он контактировал с МИДом, с Советом безопасности». Не слышал Князев от Сайфулина и о Ярбабаеве: «Насколько мне известно, у Рафика с ним не было контактов, я сам впервые сейчас увидел эту фамилию в СМИ».

«Русский след – это домыслы. Я не знаю, шпионаж в пользу какой страны ему пытаются пришить, какие вообще в Узбекистане могут быть секреты оборонного характера, которые были бы интересны крупным внешним державам и партнерам, но я вижу тут корни скорее внутриполитические. Дело в том, что позиция нового руководства Узбекистана в силовых структурах еще не утвердившаяся. С момента увольнения Иноятова сменилось два председателя СГБ, это свидетельствует о кадровой неуверенности президента. При Ихтиёре Абдуллаеве (в сентябре 2019 года приговорен к 18 годам лишения свободы по обвинению в организации преступного сообщества, получении взяток, вымогательстве, хищении чужого имущества, нарушении таможенного законодательства в особо крупных размерах, заключении сделок вопреки интересам Узбекистана и в ряде других преступлений. – Прим. «Ферганы») происходили серьезные кадровые перемены, убирались профессионалы под ярлыками «иноятовские» и «каримовские» и ставились люди из других структур, не имеющие отношения к спецслужбам. То есть там нет системности в работе, присутствует слабый профессионализм, а полномочия у людей есть».

Параллели

Дело Сайфулина в первую очередь вызывает в памяти недавнее дело известного китаиста Константина Сыроежкина: в октябре 2019 года в Казахстане он был приговорен к десяти годам лишения свободы. Комитет национальной безопасности Казахстана подтвердил, что Сыроежкин, бывший главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований, был признан виновным в государственной измене. В скупой информации не упоминалось, в пользу какой страны была измена, но группа политологов из разных стран выступила в защиту Сыроежкина, обратившись к президентам Казахстана, России и председателю КНР.

Константин Сыроежкин. Фото с сайта Ehonews.kz

Другая параллель, которую вызывает дело о госизмене в отношении Сайфулина, Ярбабаева и других, — это опасения, которые высказываются во многих странах постсоветского пространства: что бывшие сотрудники КГБ, оставшиеся на высоких должностях в бывшем СССР, могут поддерживать неформальные контакты с Россией. Так, украинские политики сетовали на то, что, «в отличие от других республик бывшего СССР, Украина не провела чистку в рядах разведслужбы [сразу] после провозглашения независимости». По словам бывшего офицера Службы безопасности Украины Виталия Найды, было время, когда «россияне могли взять трубку и позвонить сюда в любой кабинет».

Более широкий круг людей – например, те, кто в прошлом контактировал с КГБ (не будучи кадровым сотрудником), — могли также сохранить контакты с Россией. Латвия несколько лет назад обнародовала списки бывших агентов, среди которых обнаружилось достаточно известных людей, но такая мера скорее исключение. «Кроме активной агентуры, в Европе у нас остались так называемые «спящие агенты», – рассказывал в начале 2010 годов источник в кругах российской внешней разведки, отмечая, что речь идет о людях, работавших еще на СССР. – Хороший, проверенный агент становится как бы членом семьи, его бросать жалко. Люди имеют вид на жительство, уже на пенсии, у них семьи – и тем не менее время от времени они передают и получают сообщения».

Ресурс Uzmetronom, со своей стороны, напомнил, что похожая история – с арестом десятка офицеров Министерства обороны, обвиненных в шпионаже, – произошла в начале 2010 годов. «Доказательства» против них, по его данным, собирали пытками и угрозами, в итоге всех приговорили к длительным тюремным срокам. Однако совсем недавно, согласно источнику, президиум Верховного суда признал нескольких фигурантов невиновными, и аналогичное решение может быть вынесено в отношении остальных.

«Что вообще считать секретной информацией? – говорит Александр Князев. — Подобные истории с нашими коллегами происходят не только в Узбекистане. Я знаю аналогичные примеры в Таджикистане, в Киргизии: закрытое следствие, закрытый суд, который вершат люди, не понимающие сути нашей экспертной работы. Я знаю тематику, я умею ее анализировать, я изучал методики анализа, а для них это секретный материал.

Например, в 2008 году в Киргизии за шпионаж осудили офицеров Валерия Пацулу, Владимира Бережного и других. В деле Пацулы в качестве материалов из каких-то донесений фигурировали цитаты из моей опубликованной докторской монографии. Цитаты из этой же книги были представлены как некие секретные материалы в деле офицера Вооруженных сил Кыргызстана Мухаммади Салимзода, которого осудили в Душанбе в 2009 году.

Как называть подобные процессы с закрытым следствием и судом, без допуска свободных адвокатов, как не спектаклем? Спецслужбы работают по советским стандартам. Но глобализация не пустое слово, сегодня в интернете есть почти все. Да, есть технологические секреты в оборонной промышленности, но это маленький сектор секретной информации, остальное делает спутниковое наблюдение. Все, что было секретным 20 лет назад, уже не является таковым, а людей могут за это судить».

Шпионаж today

Несмотря на либерализацию последних лет, приговоры по обвинению в шпионаже выносятся до сих пор. Один из последних примеров – дело бывшего дипломата Кадыра Юсупова, которого осудили за «измену родине» после того, как он, получив травму головы, назвал себя западным шпионом (родственники говорят, что у него диагностировано психическое расстройство, по их словам, ему также угрожали расправой с его семьей). Более ранний пример – дело ученого-востоковеда Андрея Кубатина, которого в декабре 2017 года осудили за «измену родине», обвинив в передаче иностранцу материалов о «геологических запасах Узбекистана». Позднее – после протестов коллег и правозащитников – с него все же сняли обвинения. Сам он связал арест с планами по созданию туристического путеводителя по Узбекистану. «На мой взгляд, были конкретные заинтересованные лица, которые хотели заработать для себя бонусы, премии, звания», – констатировал Кубатин.

В том же 2017 году по той же статье об измене родине в Узбекистане осудили двух женщин – Алену Ким и Зульфию Халимову, обвинив их в том, что они якобы сотрудничали со спецслужбами соседнего Таджикистана и фотографировали электростанции на приграничной территории. Обеих, по данным правозащитного центра «Мемориал», подвергали пыткам, требуя признательных показаний, но их жалобы на решение суда не повлияли. Поводом для обвинений в причастности к «шпионской сети» стало то, что женщины ранее работали официантками в Таджикистане.

  • Прототипы вакцин от COVID-19 уже готовы. Но не все согласны участвовать в экспериментах властей и фармацевтов

  • Что говорят эксперты о возможности новой войны между Арменией и Азербайджаном

  • В России сделали тест на COVID-19 обязательным для получения иностранцами патента

  • Снятие жесткого карантина в Киргизии привело к резкому ухудшению ситуации с COVID-19