Выздоровление через суд

В России сделали тест на COVID-19 обязательным для получения иностранцами патента
Тесты на коронавирус. Фото с сайта Mos.ru

С 27 июня иностранным гражданам стало сложнее оформлять документы, позволяющие находиться в России. Теперь при прохождении медосмотра для получения патента, разрешения на работу, разрешения на временное проживание (РВП) или вида на жительство (ВНЖ) им необходимо сдавать тест на коронавирус.

15 июня Министерство здравоохранения внесло COVID-19 в перечень инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих. Соответствующее постановление было принято правительством России еще 31 января. Это плохие новости для иностранцев: теперь к основным расходам на получение патента, оформление которого, например, в многофункциональном миграционном центре (ММЦ) Сахарово обходится в 12 750 руб., добавится еще около 2500 руб. за анализ на COVID-19.

Многие эксперты прогнозировали уход мигрантов в тень при очередном повышении стоимости патента, поэтому вопрос, готовы ли они платить на еще пару тысяч больше после нескольких месяцев безработицы из-за режима самоизоляции, остается открытым.

Тесты на коронавирус начали делать в Сахарово, пока за него дополнительных денег не берут. В Санкт-Петербурге прохождение медкомиссии подорожало на тысячу рублей, в Новосибирске — на две, а в Красноярске мигранты отдают за тестирование на «корону» по 2600 рублей. Минздрав Краснодарского края обещал определить список медучреждений, в которых мигранты смогут сдать тест, отметив, что будут принимать справки только тех медучреждений, что были одобрены Роспотребнадзором.

Аннулирование документов

Рабочий-мигрант на приеме в ММЦ в Сахарово. Фото с сайта Mos.ru

Однако не цена тут главное. В приказе Минздрава говорится, что положительный результат теста может стать основанием для отказа в выдаче или аннулирования патента, разрешения на работу, РВП и ВНЖ.

— Я считаю, что вносить коронавирус в список представляющих опасность инфекционных заболеваний — перебор, так как инфицирование все же носит временный характер и поддается лечению, — отметила в комментарии «Фергане» создатель портала «Вестник мигранта» Лина Озерова. — Аннулировать миграционный статус человека, который, предположим, живет в России по виду на жительство уже лет пять, у которого здесь все — работа, семья, дом, — только за то, что он заразился ковидом, совершенно неправильно.

Эксперт по вопросам миграционного законодательства Андрей Гелерман призывает не паниковать и подчеркивает, что «Минздрав всего лишь подогнал свой приказ под Постановление правительства от 31 января».

— Что касается нежелательности пребывания, то, насколько я знаю, такое решение принимается только в отношении ВИЧ-инфицированных. И то — с рядом условий. Дело в том, что излечение от болезни является основанием для отмены такого решения. А значит, нет смысла его выносить относительно ковидных. Потому что они либо излечатся через 2–4 недели в зависимости от тяжести заболевания, либо умрут, — отмечает эксперт.

Комментируя норму об отказе в выдаче и аннулировании РВП/ВНЖ, Гелерман отметил, что если человек обнаружит у себя COVID на этапе подготовки документов для подачи заявления, то он не будет их подавать — как минимум потому что нужно будет соблюдать режим самоизоляции. А после излечения можно спокойно подать документы.

Эксперт по вопросам миграции кандидат юридических наук Роман Степанов отмечает, что если при обнаружении коронавируса Роспотребнадзор будет закрывать иностранцам въезд в Россию, как это происходит с ВИЧ или туберкулезом, то для решения проблемы иностранцам нужно будет не только полностью излечиться, но и отменить потом в судебном порядке решение о нежелательности пребывания, доказав документально факт выздоровления.

— Как понимаете, дело это не одного дня и даже месяца, — говорит Степанов, но добавляет, что «прогнозировать процедуру пересмотра таких решений пока сложно и надо посмотреть, что будет на практике».

Устаревший список

Рабочий пользуется санитайзером на стройке в Подмосковье. Фото с сайта Mosreg.ru

Перечень Минздрава, в который теперь входит 16 заболеваний, не менялся с 2004 года, когда был составлен. В него включены ВИЧ-инфекция, туберкулез, вирусные гепатиты В и С, чума, малярия, дифтерия и другие инфекции. Эксперты неоднократно говорили, что включение туда некоторых болезней, в частности ВИЧ, некорректно. Аналогичная ситуация может произойти и с COVID-19.

Младший научный сотрудник Высшей школы экономики, координатор Региональной экспертной группы по здоровью мигрантов Даниил Кашницкий пояснил, что из всего списка болезней норма о пожизненном запрете на въезд распространяется только на тех, у кого обнаружена ВИЧ-инфекция. Аргументируется это тем, что ВИЧ остается у человека на всю жизнь.

Если при оформлении документов на пребывание в России (патента, РВП и т.д.) у человека выявлены другие заболевания из списка социально опасных заболеваний, то Роспотребнадзор передает эту информацию в МВД, которое включает иностранца в список невъездных до тех пор, пока он не предоставит справки о полном излечении.

Это можно сделать, если человек вылечился, находясь в России. Сложнее, если больной покинул страну.

— Например, если у человека выявлен туберкулез, его будут бесплатно лечить в России, пока у него не пройдет активная форма заболевания, при которой он представляет опасность для окружающих, находясь в общественных местах. Такое лечение приравнено к экстренной помощи, — поясняет Кашницкий. — Когда закончится активная фаза (и человек уже не может заразить других), его, как правило, выписывают из больницы, рекомендуя отправляться долечиваться домой. В таком случае законопослушный мигрант покидает Россию и уже с родины отправляет справки о полном излечении и просит исключить его из списка невыездных. Однако люди не всегда могут или хотят уехать.

Кашницкий отмечает, что теперь аналогичная ситуация будет с коронавирусом, который «институализируется и занял свое достойное место в списке стигматизирующих иностранцев заболеваний».

— Непонятно, как такую болезнь вообще можно переложить на российскую бюрократию. Неверно включать ее в список социально опасных: пока данные дойдут до МВД, человек уже выздоровеет, — отмечает эксперт. — Человека с COVID-19 можно только лечить в стране его пребывания, и месяцы самоизоляции показали, что мигрантов удачно лечат и в больницах, и дома. Получается, что власти приняли норму, которая заведомо невыполнима, — подчеркивает эксперт.

Кашницкий уверен, что правительству страны давно пора пересмотреть список инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

— До внесения COVID-19 в этом списке выделялся ВИЧ своей «трагичностью», поскольку его невозможно «вылечить», хотя при приеме терапии человек чувствует себя здоровым, и ВИЧ уже не болезнь, а скорее хроническое состояние, при котором вирус не передается другому человеку, с ним можно полноценно жить и работать, поэтому мы боремся за исключение его из списка, — объясняет эксперт. — Коронавирус же отличается тем, что это быстротекущее заболевание, респираторное, передающееся воздушно-капельным путем, поэтому человеку надо моментально предложить лечение там, где он находится на момент заболевания. И разговор: «у вас коронавирус, уезжайте» — абсурден. У болезни высокая контагиозность (заразность), и человеку надо оказывать экстренную помощь, а не лишать документов.

Неточные тесты

Проверка тестов в лаборатории в Москве. Фото с сайта Mos.ru

Проблема еще и в том, что вирус новый, а тесты не показывают точного результата. Даже Департамент здравоохранения Москвы признал низкую точность тестов на COVID-19. Пока единственным достоверным подтверждением заболевания остается компьютерная томография (КТ) легких.

— Тесты по ковиду показали много ложноотрицательных и ложноположительных результатов, — напоминает Даниил Кашницкий. — Строить на этом систему по отсеву людей крайне неразумно, так как будет много несправедливо пострадавших. Надо не загонять людей в угол, а побуждать обращаться к врачам, если человек почувствовал себя плохо. Наоборот, коронавирус показывает, насколько мы тесно связаны друг с другом, и болезнь одного человека ставит под угрозу все его окружение, поэтому медицинская помощь должна быть доступна независимо от статуса человека.

Уехать на год

Юрист и создатель портала Migrant Батыржон Шермухаммад отмечает, что проверка мигрантов на COVID — это хорошо, а вот то, что их могут из-за положительного анализа лишать документов, уже перебор.

— По закону, если мигранту по какой-либо причине отказывают в оформлении патента, то вновь подать на него он может лишь год спустя. Лишившись права легально находиться в России, иностранцу нужно будет уехать, — но это вряд ли сделают люди, которые приехали сюда работать, поэтому такая норма приведет к увеличению в стране недокументированных иностранных граждан, — полагает эксперт.

Юрист называет «странным» решение правительства России добавить COVID-19 в список Минздрава, потому что это не хроническое заболевание и лечится очень быстро. По его мнению, было бы логичнее отправлять человека на лечение и выдавать документы после того, как мигрант выздоровеет.

— Вывод здесь очень прост — для лишения статуса проживания, возможности работать и вообще возможности находиться в России у государства появляется еще одно основание, — полагает Роман Степанов. — Будет ли оно актуально в вашей жизни — зависит во многом от вас же самих. Эпидемия никуда не ушла, и сколько она еще продлится на планете — никому не известно, страны защищаются как могут, в том числе и путем санкций, и осуждать государства за это, полагаю, никак нельзя. А вот самим беречься — очень даже нужно.

Читайте также
  • Посольство Таджикистана прекратило запись на вывозные чартеры. Как мигрантам вернуться домой?

  • В США хотят ввести санкции против России за возможный сговор с талибами. Но доказательства пока не представлены

  • Снятие жесткого карантина в Киргизии привело к резкому ухудшению ситуации с COVID-19

  • Ташкент впервые прислал своих военных на Парад Победы в Москву. Там они влились в ряды соседей