Фильтруй базар!

Узбекистанцам лучше не оскорблять президента в интернете — за это светит реальный тюремный срок
Фото с сайта rg.ru

В конце октября Каттакурганский районный суд Самаркандской области Узбекистана рассматривал не совсем обычное дело. В качестве фигуранта был молодой человек, оскорбивший в социальных сетях президента страны Шавката Мирзиёева. В СМИ так и не всплыли конкретные слова, которыми парень задел честь и достоинство главы государства, но в итоге он получил два года и шесть месяцев колонии. «Фергана» покопалась в медиа-пространстве, чтобы выяснить, а были ли раньше подобные случаи, когда узбекские суды давали реальный срок за мат или иную брань в адрес руководителя республики.

По молодости и непониманию

Суд в Каттакургане вынес приговор 26 октября, но узбекские медиа начали публиковать информацию о процессе лишь спустя две недели. Видимо, чтобы никто не смог найти уже удаленный комментарий, ставший поводом для уголовного преследования.

Согласно материалам дела, 19-летний узбекистанец с инициалами И.Д. и аккаунтом dilshod_oke9377 написал в Instagram (соцсеть принадлежит корпорации Meta, признанной в РФ экстремистской) оскорбительные слова в адрес Мирзиёева. Сделал он это в комментариях под видео с заголовком President family («Семья президента»). В этот момент парень находился в другой стране — России, где уже некоторое время проживал в статусе мигранта. Возможно, каттакурганец полагал, что расстояние от родины как-то обезопасит его, но он ошибся. Не спасло и то, что по совету друзей он оперативно удалил порочащую честь и достоинство главы республики публикацию. Интернет ведь такая штука, что в нем непросто спрятаться: всегда кто-то сохранит себе на диск, сделает скриншот страницы, сможет восстановить стертые комментарии и так далее.

В общем, молодому человеку не повезло — правоохранители засекли факт оскорбления президента и завели соответствующее уголовное дело. Узнав об этом, узбекистанец добровольно вернулся в родные края, где сразу оказался на скамье подсудимых. И.Д. признал вину, оправдываясь тем, что поступил так «из-за своей молодости и непонимания». Но на самом деле, по словам осужденного, он никогда не выступал против политики действующей власти.

Суд учел раскаяние и назначил И.Д. два с половиной года лишения свободы по части 3 статьи 158 («Посягательства на президента Республики Узбекистан») Уголовного кодекса, предполагающей наказание за оскорбление главы государства, в том числе — в интернете. Кстати, максимум каттакурганцу грозило пять лет заключения. В довесок было решено заблокировать его аккаунт в Instagram, в связи с чем Министерство цифровых технологий страны получило от суда соответствующее техзадание.

Пользователи соцсетей и комментаторы на новостных ресурсах отреагировали на информацию по-разному. Кто-то писал, что решение суда правильное — нечего использовать в адрес руководителя страны ненормативную лексику. Другие считали, что на первый раз власти могли ограничиться и штрафом. Были и те, кто подчеркивал «дисбаланс преступления и наказания»: оскорбивший президента парень получил почти столько же, сколько, например, бывшие чиновники из Хорезма, на протяжении года с подачи заведующей детдомом насиловавшие несовершеннолетних воспитанниц (после пересмотра дела ограничение свободы им заменили на три года колонии. — Прим. «Ферганы»).

По пьяни и по сумасшествию

Вообще дела об оскорблении первого лица государства не так часто заканчиваются реальным тюремным сроком. По данным журналистов «Газеты.uz», изучивших порядка десяти кейсов по статье о посягательстве на президента,

в большинстве случаев обвиняемым назначали наказание в виде ограничения свободы.

Вердикт в отношении И.Д., как отмечает издание, первый за много месяцев столь суровый приговор.

Фото с сайта sputniknews.uz

Действительно, за последнее время в узбекских медиа нашлось лишь пара громких дел, в которых упоминались оскорбления или клевета в адрес бывшего или нынешнего руководителей республики.

В феврале прошлого года правозащитники сообщали о решении Хазараспского районного суда Хорезмской области, приговорившего местного блогера Собиржона Бобониёзова к трем годам колонии. По версии следствия, узбекистанец записал видео, в котором умудрился ругательными словами навредить имиджу как Ислама Каримова, так и Шавката Мирзиёева. Конкретных оскорблений ни юристы, ни СМИ не привели, но известно, что вина фигуранта дела была доказана специалистами, проводившими судебно-лингвистическую экспертизу. Бобониёзов признался, что записывал ролики с хулой на правителей в состоянии алкогольного опьянения. Суд при вынесении вердикта счел этот факт отягчающим обстоятельством.

Другой эпизод датирован апрелем 2021 года. Тогда прокуратура Джизакской области завела дело об оскорблении президента на местного жителя Валижона Калонова. Отмечалось, что этот блогер был известен своими критическими постами в соцсетях, но в какой-то момент перегнул палку.

«В своих выступлениях обвиняемый неверно толковал широкой общественности реформы, проводимые под руководством президента, оскорблял его и распространял информацию, унижающую и порочащую имидж главы государства», — уточняло региональное надзорное ведомство.

Думается, и данный гражданин угодил бы на нары, если бы в дело не вмешалась другая экспертиза — судебно-медицинская. Специалисты в белых халатах признали Калонова «психически нездоровым». В результате его поместили на принудительное лечение в психбольницу №1 города Самарканда.

Вообще, в Узбекистане оскорбление в адрес любого человека карается законом. Причем подобные статьи есть и в кодексе об административной ответственности, и в УК: в первый раз нарушителя привлекают к «административке», в случае рецидива — к уголовной. Однако за подобные деяния не предусмотрено тюремное заключение. То есть даже при отягчающих обстоятельствах, например, если вы оскорбили потерпевшего при выполнении им служебных обязанностей или были ранее судимы за клевету, колония вам все равно не светит. Максимальный набор наказаний в данном случае таков:

👉 штраф до 600 базовых расчетных величин — 198 млн сумов (более $16 тысяч);

👉 исправительные работы до трех лет;

👉 ограничение свободы до года.

Мат в адрес президента — другое дело. Хотя несколько лет назад и тут все было не так страшно для обывателей, потому что наказание предусматривалось лишь за оскорбления или клевету, высказанные в печати или иных СМИ. С учетом того, что вряд ли кто-то осмелится ругать главу государства по ТВ или в газетах, число подобных дел сводилось к нулю. Однако с 31 марта 2021 года в УК республики внесли поправки, добавив к средствам массовой информации посты в интернете.

Сейчас часть третья статьи 158 Уголовного кодекса, по которой и судят бранящихся пользователей, выглядит так: «Публичное оскорбление или клевета в отношении Президента Республики Узбекистан, а равно с использованием печати или иных средств массовой информации, сетей телекоммуникаций или всемирной информационной сети Интернет, наказывается исправительными работами до трех лет или ограничением свободы от двух до пяти лет либо лишением свободы до пяти лет».

А как у соседей?

Если думаете, что наказания за ругань в адрес президентов, — неважно, действующих или, как в случае с Исламом Каримовым, даже скончавшихся, — прерогатива Узбекистана, то вы заблуждаетесь. К уголовной ответственности за оскорбление главы государства привлекают во многих странах мира, включая европейские. Не будем ходить далеко и обратимся к законодательству соседних по региону республик.

В Туркменистане статья также называется «Посягательства на президента» (статья 176 УК) и максимальное наказание такое же, как в Узбекистане, — до пяти лет колонии. Впрочем, есть любопытный факт, прописанный в законе, регулирующем интернет в стране. В статье 30 этого нормативного акта перечислен ряд пунктов, за которые пользователи несут ответственность в соответствии с законодательством. В частности, материалы, содержащие оскорбления и клевету в адрес главы государства, соседствуют в списке с призывами к изменению конституционного строя, пропагандой войны, разжиганием различной розни и порнографией.

Согласно Уголовному кодексу Таджикистана, за ругань в интернете или СМИ в адрес главы республики виновные могут схлопотать от двух до пяти лет лишения свободы. Причем есть целых две статьи: 137 и 137 (1). Различия заключаются в том, что одна из них (с единичкой в скобках) посвящена конкретному человеку, обладающему титулом «Основателя мира и национального единства — Лидера нации». Это, конечно, Эмомали Рахмон. Другая предусматривает наказания за публичные оскорбления президента страны. Но пока данная статья «простаивает», так как в истории независимого Таджикистана других правителей, кроме вышеупомянутого, не было.

Нурсултан Назарбаев. Фото с сайта inbusiness.kz

Подобная практика существовала и в Казахстане. Здесь до недавнего времени тоже действовали отдельные статьи, посвященные просто президентам страны и конкретно Нурсултану Назарбаеву — он же Елбасы, что означает «глава государства» или «лидер нации». Но, как известно, нынешний руководитель республики Касым-Жомарт Токаев инициировал конституционную реформу, одним из пунктов которой было вычеркивание упоминания предшественника и его титула из Основного закона. Процесс «деназарбаевизации» затронул и УК — статья 373 о публичном оскорблении Елбасы в июле текущего года испарилась из кодекса. Такие преступления теперь попадают только под «клон» под номером 375 «Посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан и воспрепятствование его деятельности». За мат в адрес руководителя страны, опубликованный в интернете, в «места, не столь отдаленные» можно отправиться на срок до трех лет.

Кыргызстан в этом перечне стоит особняком. В УК этой страны нет отдельного наказания за оскорбление или клевету в адрес ее руководителя. Вообще, если верить поисковику, слово «Президент» встречается в документе трижды: в статьях о подкупе избирателей и помиловании, а также в самом низу при указании, что именно глава государства утвердил кодекс в новой редакции. Возможно, это связано с тем, что в сравнении с соседями по Центральной Азии в Кыргызстане президенты менялись беспрецедентно часто, правда, в основном, путем переворотов и революций.

И напоследок один момент: в УК Узбекистана и других стран не прописаны различия между «оскорблением» и «критикой». В этой связи хочется пожелать разумности чиновникам и судебной системе, которым следует хотя бы для себя внести в данном вопросе ясность. Чтобы порицание «политики партии», пусть даже порой с использованием ненормативной лексики, не становилось причиной нарушения права человека на собственное мнение и отправки критика на скамью подсудимых.

  • Узбекистан показал на Венецианской биеннале цвет и форму

  • В Ташкенте прошел военный марш

  • В Ташкенте провели фестиваль в честь пятилетия крупнейшего в Центральной Азии ледового дворца

  • Почему пожилые люди, переехавшие в Россию из Узбекистана, лишились социальных выплат