Президент Киргизии заявил о необходимости изменить отношение государства к религии

Сооронбай Жээнбеков (в центре) в бишкекской мечети. Фото пресс-службы президента Киргизии

Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков заявил, что государство должно пересмотреть свое отношение к религии. Об этом 15 ноября сообщило издание 24.Kg.

Выступая на II международной конференции «Ислам в современном светском государстве», Жээнбеков отметил: «Религия обрела полную свободу в годы независимости, однако появились весьма важные вопросы, требующие конкретного ответа». По словам президента, никто не имеет права вмешиваться в вероисповедание человека, тем не менее, отношения государства и религии — это сложная система, которая в каждой стране выстраивается по-своему.

«Нам необходимо реализовать такую религиозную политику, которая соответствовала бы целям стратегии развития страны», — заявил Жээнбеков. По его словам, готовых рецептов здесь не существует, и вырабатывать новую политику придется с самого начала с учетом всех культурных и исторических особенностей.

Жээнбеков обратил внимание на то, что в стране действует множество различных религиозных течений, движений и сект. Порой они бывают политизированы, а в деятельности некоторых групп просматриваются признаки экстремизма. «К сожалению, есть и те, кто, прикрываясь исламом, пытается навязать кыргызскому народу свои традиции, культуру. Кто пытается отстранить молодежь от современных знаний, достижений культуры, науки и техники», — добавил глава государства.

По мнению Жээнбекова, в стране необходимо сохранить условия для  развития безопасных религиозных течений, но при этом укрепить межконфессиональное согласие, воспитать в гражданах толерантность. «Превращение в повседневную привычку такого поведения, которое будет способствовать развитию, требует усилий со стороны государства. Только оно способно направить религию в русло развития всего общества. Поэтому его роль в сфере религии должна быть больше, чем сейчас», — заключил он.

В Киргизии уровень религиозной свободы оценивается как самый высокий среди стран Центральной Азии. Еще в начале 2000-х годов чиновники указывали на массовый переход граждан из традиционного ислама в секты как мусульманского, так и христианского толка. Предсказывался даже рост напряжения между югом, где сильны позиции ислама (в том числе радикального), и севером, где обрело влияние христианство (в основном за счет протестантских миссионеров). Насколько можно судить, эти опасения не оправдались, но религиозная сфера в стране остается пестрой.

Религиозный аспект активно обсуждался и в преддверии президентских выборов 2017 года. Ряд противников Жээнбекова обвиняли его в связях с радикальными исламистами. Жээнбеков подал в суд на 24.kg, опубликовавшее соответствующую заметку, и выиграл разбирательство. Тем временем произошел новый скандал: в поддержку Жээнбекова выступил бывший муфтий Чубак ажы Жалилов, чьи проповеди популярны в интернете. Это вызвало возмущение общественности, потому что по закону религиозным деятелям запрещено участвовать в предвыборных кампаниях.

Наконец, брата кандидата в президенты Асылбека Жээнбекова обвинили в поддержке движения «Таблиги джамаат», деятельность которого запрещена в России, Китае, Таджикистане, Казахстане и Узбекистане (но не в Киргизии). Впрочем, ранее, в 2016 году, в поддержку «Таблиги джамаат» высказывался лично предыдущий президент Алмазбек Атамбаев.

В 2017 году в Киргизии было запрещено отделившееся от «Таблиги джамаат» движение «Йакын Инкар», последователи которого стремятся приблизить свой быт к условиям, существовавшим во времена пророка Мухаммеда. Они отказываются от всех благ современной цивилизации и не отдают детей в школы. Несмотря на запрет организации и арест лидера, рядовые последователи «Йакын Инкар» продолжают жить в соответствии со своими принципами.

  • Законодательная власть в Таджикистане теперь в «родственных отношениях» с исполнительной

  • Почему Украина и Казахстан по-разному оценивают миллионы смертей от голода при советской власти

  • Нефть, полумесяц, историческая память — эксперт рассказывает о том, что определяет внешнюю политику Ирана

  • Британская граница позапрошлого века продолжает ссорить Афганистан и Пакистан