Родственники политического узника тюрьмы «Жаслык» заявили об угрозе его жизни

Искандар Худайберганов. Фото с сайта Avaaz.org

Заключенный узбекской тюрьмы «Жаслык» Искандар Худайберганов находится в критическом состоянии, ему необходима срочная медицинская помощь. Об этом сообщили родственники осужденного в петиции президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву, размещенной на портале Avaaz.org.

Худайберганов был арестован в 2001 году на территории Таджикистана, 5 февраля 2002 года его выдали Узбекистану. Дело, по которому проходило еще пять человек, слушалось в Ташкентском городском суде. Подсудимым, в частности, инкриминировали организацию преступной группы с целью пропаганды идей «религиозного экстремизма». Худайберганову предъявили также обвинение в терроризме и убийстве — якобы он проходил подготовку в лагерях боевиков в Чечне и Таджикистане. Главными доказательствами на процессе были письменные показания обвиняемых и свидетелей, от которых они в суде отказались, заявив, что признания были получены под пытками. В частности, Худайберганов сообщил, что в подвале здания МВД его избивали, пытали током. После перевода в изолятор Службы национальной безопасности (СНБ) его били, лишали сна, кололи препаратами. Другие подсудимые также сообщили о пытках: в МВД их били дубинками и душили пакетами и противогазом, пытаясь добиться от них нужных показаний. Показания подсудимых зафиксировал присутствовавший на процессе представитель международной правозащитной организации Human Rights Watch.

Однако судья Низамуддин Рустамов не принял во внимание заявления о пытках. В ответ на слова одного из подсудимых, рассказавшего о жестоком обращении, свидетелем которого он был, судья сказал: «Вы нам все про пытки рассказываете, а не про свои преступления». Выслушав описание И.Худайбергановым следов побоев у другого подсудимого, Рустамов отметил, что МВД, где, как утверждалось, применяли пытки, «это не санаторий». Он объявил, что приговор будет выносить исключительно на основании признаний и показаний, данных подсудимыми в ходе следствия. 28 ноября Рустамов приговорил Искандара Худайберганова к высшей мере наказания – смертной казни. Остальные обвиняемые получили от 6 до 16 лет заключения. Позже Верховный суд Узбекистана отменил смертную казнь Худайберганову и приговорил его к 25 годам лишения свободы.

Human Rights Watch призвала мировое сообщество осудить действия судьи, поставить перед узбекскими властями вопрос о необходимости провести тщательное расследование заявлений о пытках и отменить приговор, как основанный на полученных под пыткой показаниях. По словам авторов петиции, Amnesty International и Human Rights Watch считают Худайберганова узником совести.

«Искандар Худайберганов — один из тысячи людей, который был обвинен в сфабрикованных обвинениях в посягательстве Конституционный строй Республики Узбекистан во время правления бывшего президента Каримова. Господин Президент, после того как Вы стали президентом, Вы во многих своих выступлениях и заявлениях говорили, что очень многих граждан Узбекистана обвиняли и бросали в тюрьмы по выдуманным обвинениям. Международному сообществу так же известно огромное количество фактов о том, что режим И. Каримова уничтожал людей, которые были связаны с оппозицией или с людьми религиозными взглядами и бросал их в тюрьмы по вымышленным и сфабрикованным обвинениям. Господин Президент, просим Вас незамедлительно освободить не справедливо заключённого в тюрьму Искандара Худайберганова, дать указание об оказании ему срочной медицинской помощи», — говорится в обращении к Шавкату Мирзиёеву (грамматика сохранена).

Примечательно, что МВД Узбекистана оперативно отреагировало на появление петиции в защиту Худайберганова. В официальном заявлении ведомства говорится, что состояние здоровья заключенного удовлетворительное, в каком-либо стационарном или амбулаторном лечении он не нуждается. По сообщению МВД, Худайберганов в 2002 году был признан виновным по семи статьям Уголовного кодекса: 155 («Терроризм»), 156 («Возбуждение национальной, расовой, этнической или религиозной вражды»), 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), 161 («Диверсия»), 242 («Организация преступного сообщества»), 247 («Незаконное завладение огнестрельным оружием, боевыми припасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами»), 248 («Незаконное владение оружием, боевыми припасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами»).


Читайте также