Туркменские СМИ ошибочно сообщили об отмене разделения властей

Торжества в День Конституции Туркменистана. Кадр телеканала "Алтын Асыр"

СМИ Туркменистана ошибочно сообщили, что из Конституции планируется исключить статью о разделении власти. Неверный номер статьи Основного закона, которую планируется упразднить, содержался в отчете Госинформагентства Туркменистана с заседания Конституционной комиссии под председательством президента Гурбангулы Бердымухамедова, состоявшегося 29 января.

В отчете говорилось, что из Конституции будет исключена статья 6. Она звучит следующим образом: «Государственная власть в Туркменистане делится на законодательную, исполнительную и судебную власти, они действуют самостоятельно, уравновешивая друг друга». Отмечалось, что это нужно в связи с включением Халк Маслахаты (Народного совета) и Меджлиса (парламента) в единую двухпалатную структуру под названием Национальный совет.

При этом, например, в России парламент состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной думы. Тем не менее принцип разделения властей закреплен в статье 10 Конституции РФ. Двухпалатный парламент действует в Узбекистане, но принцип разделения властей упомянут в 11-й статье Конституции. Аналогичным образом дело обстоит во многих других странах мира. В целом принцип разделения властей считается общепринятым для стран с демократической формой правления. В некоторых государствах он может нарушаться на практике, но в теории он закреплен везде.

Позднее сообщение Госинформагентства было исправлено — оказалось, что исключить планируют статью 6.1. В ней говорится о полномочиях Халк Маслахаты (в большинстве имеющихся в открытом доступе текстов Конституции Туркменистана, в том числе на сайте правительства, этой статьи нет; по информации издания «Хроника Туркменистана», статью включили в Основной закон в октябре 2017 года). При этом проправительственное издание Orient перепутало номера и текст статьи, написав, что «из Конституции Туркменистана будет исключена статья 6.1, гласящая «Государственная власть в Туркменистане делится на законодательную, исполнительную и судебную власти, они действуют самостоятельно, уравновешивая друг друга».

Реформы политического устройства Туркменистана начались осенью 2018 года, когда был возрожден Халк Маслахаты — совещательный орган эпохи первого президента Сапармурата Ниязова. С 2008 года (со второго года правления Бердымухамедова) его заменял Яшули Маслахаты (Совет старейшин), не имевший столь высокого авторитета. Одним из первых решений возрожденного Халк Маслахаты стала отмена введенных при Ниязове коммунальных льгот, благодаря которым газ, электричество и вода были почти бесплатными для граждан. Ходили слухи, что в дальнейшем через Халк Маслахаты будут проведены и другие непопулярные решения, но пока этого не случилось. О намерении объединить Халк Маслахаты и Меджлис было впервые объявлено в сентябре 2019 года.

Международные наблюдатели отмечают, что в реальности систему управления в Туркменистане можно считать авторитарной. Ни парламент, ни любой другой орган власти не принимает решений без участия Бердымухамедова. Чаще всего этого не скрывают, официальные СМИ почти в каждом материале подчеркивают роль президента в том или ином событии. Оппозиции внутри страны не существует, а за ее пределами действуют разрозненные эмигрантские объединения, которым успешнее удается заниматься журналистской и правозащитной, нежели политической деятельностью.

  • Появится ли в Киргизии партия власти за четыре месяца до выборов

  • Как идеологи карантинов нарушают их сами

  • Узнает ли Узбекистан когда-нибудь всю правду об андижанском расстреле 2005 года

  • Долгое нежелание властей Таджикистана признать коронавирус поставило под удар общественную безопасность