Узбекистан без туристов

Как протекает жизнь в долине горной реки Пскем

Два-три года назад в Узбекистане начался настоящий бум развития туристической отрасли. В стране строятся большие отели и маленькие частные гостиницы, туроператоры придумывают все новые и новые маршруты для поездок. Однако с весны 2020-го года привлекающая своими красотами гостей со всего мира страна остается закрытой для путешественников из-за пандемии коронавируса.

Что же нам делать в такой ситуации? Ответ есть: наслаждаться красотами Узбекистана дистанционно, любоваться видами тамошних мест и мечтать о поездке, которая когда-нибудь обязательно состоится.

При этом следует помнить, что Узбекистан — это не только самаркандский Регистан или бухарский Арк, не только ташкентская телебашня или проржавевшие корабли на дне высохшего Аральского моря. В Узбекистане очень много диких, девственных мест, населенных простыми, открытыми и гостеприимными людьми. Познакомьтесь и с ними!

Поэтому сегодня мы предлагаем вашему вниманию фоторепортаж собственного корреспондента «Ферганы» Андрея Кудряшова из долины реки Пскем — удивительного горного края, зажатого в скалистых ущельях между трехтысячными вершинами Угамского и Пскемского хребтов на севере Ташкентской области Узбекистана. К слову, из-за близости к государственным границам соседних республик эта долина была открыта для иностранных туристов всего три года назад.

Поселок Испай

Здесь все необычно и все перемешано. Названия рек, гор и населенных пунктов могут быть казахскими — потому, что до 1956 года территория относилась к Казахской ССР. Население при этом может говорить на таджикском языке — как исторически сложилось. У подножия гор еще не кончилось жаркое лето, но склоны уже покрыты золотом осени. А выше сияют снежные вершины.

Белоголовый сип парит над Испаем

Один из ближайших к Ташкенту (127 км) поселков Испай лежит на обрывистом скальном плато на левом берегу реки Пскем. Издали даже не сразу заметно, что это обжитое место. Десятка четыре одноэтажных домов полностью скрыты в окружающей зелени. Их выдают пирамидальные тополя, в Узбекистане растущие только рядом с жильем человека.

Люди здесь полностью заняты пастбищным скотоводством. У каждой семьи свои овцы, козы, коровы, лошади и ослы. Много пасек. Однажды городской турист, впервые увидевший эти места, удивился: «А зачем вообще здесь жить?.. Нет, я понимаю, красиво тут путешествовать. Но как жить в краю, где нет никакого производства, организаций, учреждений?». На что местный житель ему ответил: «Я каждый день ем мясо. Ты тоже ешь. Но ты его покупаешь. А чтобы купить, ты работаешь на другого. А я работаю на себя, и свою семью». Древняя, как мир, философия…

От поселка Испай открывается ошеломляющий вид на урочище Сурхат, по которому с горных вершин спадает один из притоков приток Пскема — бурная речка Испайсай. Нижнее ее течение заросло густым ореховым лесом. Это не искусственные насаждения. В нижних ярусах гор Западного Тянь-Шаня леса грецкого или ферганского ореха существуют с начала времен. Толщина стволов и мощь корневых систем в лесу наглядно убеждает: возраст деревьев — не в одну сотню лет. Выше, среди россыпи голых остроконечных скал и мелких речных разливов, начинаются березовые рощи с зарослями колючей смородины. По ущелью Сурхат проходит множество туристических и альпинистских троп к перевалам Пскемского хребта, на которых почти круглый год лежат снежные шапки.

Жизнь в поселке Испай, между тем, продолжается своим чередом, пока независимо от туристов. Днем здесь совсем безлюдно. Жители появляются ближе к закату, когда возвращаются с гор со своими стадами. Некоторые животные приходят домой сами. Других направляют пастушьи собаки и сами пастухи. Одновременно возвращаются и сборщики грецких орехов, шиповника, ежевики, лекарственных трав и других даров горной осени.

Вечер в Испае

  • Как в Кыргызстане выживает единственный русский драматический театр

  • О современных технологиях превращения городов Узбекистана в пустыню

  • Новые кафе и рестораны — зримое свидетельство того, как турецкий бизнес возвращается в Узбекистан

  • Что строится на месте печально знаменитого Гидролизного городка в Фергане