Хорватский взгляд на политику Мирзиёева, задержания в Казахстане и киргизские выборы

Что пишут мировые СМИ о Центральной Азии – еженедельный обзор
Шавкат Мирзиёев. Фото пресс-службы президента Узбекистана

Стратегия узбекистанского президента Шавката Мирзиёева по расширению круга внешнеполитических партнеров и более активная позиция внутри Центрально-Азиатского региона все чаще приводят к тому, что медиа, которые раньше никакого внимания на Узбекистан не обращали, публикуют материалы про эту страну.

Хорватское издание Advance посвятило большой материал политике Мирзиёева после его прихода к власти в 2016 году. «Основным элементом [внутренней политики Мирзиёева] являются экономические реформы, включающие ограничение центрального планирования, а также борьбу с коррупцией и серой экономикой (или, по крайней мере, намерение бороться с ними). Упрощаются процедуры для привлечения иностранных инвесторов, создаются свободные экономические зоны, идет значительная либерализация условий для роста турпотока. Все это должно улучшить образ страны и привлечь иностранные инвестиции, а также сигнализирует о готовности новых властей к переменам. В результате Всемирный банк в рейтинге легкости ведения бизнеса (Doing Business 2020) уже повысил Узбекистан на десять позиций, и, таким образом, страна заняла 69-е место. Журнал Economist признал Узбекистан лидером экономических реформ 2019 года, а издательство Lonely Planet описало его как самое привлекательное туристическое направление в 2020 году. Однако экономические реформы сопровождались лишь видимостью реформ политических», — говорится в статье. Поясняя свой тезис, хорватское издание делает отсылку к докладу за 2019 год американской правозащитной организации Freedom House, которая назвала Узбекистан «закрытым полицейским государством» (hermetic police state). К той же категории была отнесена и Северная Корея. Среди основных недостатков Узбекистана были указаны отсутствие подлинно независимых судов, контроль государства над СМИ, пытки в местах заключения и отсутствие политических оппозиционных партий.

Хорватский военнослужащий в Афганистане. Фото с сайта Defenseimagery.mil

Среди внешнеполитических инициатив Ташкента хорватское издание особо выделило афганское направление (в Афганистане дислоцируется хорватский военный контингент в составе сил НАТО). «Большое внимание во внешней политике Узбекистан уделяет Афганистану, в особенности в рамках борьбы с транснациональными угрозами, такими как торговля наркотиками и оружием, а также деятельность террористических группировок. Узбекистан продолжает оказывать поддержку афганским узбекам, которые составляют девять процентов населения и проживают в основном на узбекско-афганской границе, где помогают противостоять угрозам, исходящим из Афганистана. Мирзиёев также продолжает активно участвовать в мирном процессе в Афганистане, являясь сторонником формата 6+3 (соседи Афганистана: Китай, Иран, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан — плюс Россия, США и НАТО). Визит Госсекретаря США Майка Помпео 3 февраля этого года и новая американская стратегия в Центральной Азии, обнародованная двумя днями позже, ознаменовали приоритетное значение, которое придают США сотрудничеству с Узбекистаном», — отмечается в публикации.

Указывается, что узбекистанский президент старается уменьшить зависимость своей страны от России. «Мирзиёев, который принял от России политическую помощь во время передачи власти, начал ограничивать российское влияние, в том числе увольняя офицеров, связанных с Россией, из Службы национальной безопасности Узбекистана. Также глава государства постарался ограничить российское влияние в регионе, например, призвав Киргизию отказаться от российского военного присутствия (однако непонятно, какое именно заявление Мирзиёева имеется в виду, напрямую он не призывал к подобным шагам. — Прим. «Ферганы»). Кроме того, Узбекистан прилагает усилия для создания форматов сотрудничества, альтернативных тем, что предлагает странам региона Россия», — пишет автор статьи.

Туристы в Узбекистане. Фото с сайта Kun.uz

Издание Condé Nast Traveler рассказало, как путешествовать по «переживающему ренессанс туризма» Узбекистану. Автор сам проехался по стране и поразился гостеприимству и соединению прошлого с настоящим. «Узбекистан имеет четыре основных направления [для туризма]: с востока на запад, Ташкент, Самарканд, Бухара и Хива. Каждый городской центр может рассказать 5000-летнюю историю перекрестка между Восточной Азией, Аравией и Европой, от древних языческих династий до появления ислама и от восточных завоевателей, таких как Чингисхан, до более современных русских — и в конечном итоге советских — влияний», — говорится в статье. Для ночлега автор рекомендует останавливаться в гостиницах, которые располагаются в исторических зданиях. «Большое число маленьких гостиниц открылось в старых центральных еврейских кварталах Бухары (боковые улицы к северу от Ляби-Хауз) и Самарканда (кварталы к востоку от Регистана), в старых торговых особняках, которые теперь получают вторую жизнь с помощью нетерпеливых предпринимателей, видящих новые положительные эффекты всемогущего туристического доллара. Ожидайте потратить не более $50 на жилье повсюду, кроме Ташкента, на первоклассную старую обстановку и обильные завтраки в отремонтированном историческом здании. Помимо Hyatt Regency в Ташкенте, крупные бренды еще не представлены в регионах страны», — отмечает автор.

Ресурс PV-magazine написал, что Узбекистан объявил тендер на поиск инвесторов для строительства двух солнечных электростанций. Объекты будут возводиться в Самаркандской и Джизакской областях. Проекты, являющиеся частью государственного плана увеличения выработки солнечной энергии до 900 МВт с помощью государственно-частных партнерств, будут обеспечены со стороны властей 25-летними договорами о покупке электроэнергии. Тендер на строительство электростанций помогут провести Международная финансовая корпорация (входит в группу Всемирного банка) и Азиатский банк развития.

Жительница Тегерана в медицинской маске. Фото с сайта Voanews.com

Коронавирус продолжает распространяться по планете. На прошлой неделе новым эпицентром распространения был объявлен Иран. Центральноазиатские государства спешно начали предпринимать меры, чтобы болезнь не проникла на их территорию из исламской республики. Как написал турецкий Hürriyet, Туркмения закрыла все четыре пограничных перехода с Ираном. На пограничном переходе «Лофт Абад» из-за этого скопились от 600 до 700 грузовых автомобилей. При этом никаких сроков и условий, когда переходы заработают снова, туркменскими властями озвучено не было. Еще одним эпицентром распространения коронавируса, помимо Китая, где он появился, стала Южная Корея. The Korea Herald сообщил, что Туркмения не стала полностью запрещать въезд на свою территорию корейских граждан, но проводит их обязательные медицинские осмотры. Те же меры в отношении корейцев предпринял и Казахстан.

Жанболат Мамай. Фото с сайта Azattyq.org

Телеканал «Аль-Джазира» рассказал, что казахстанские власти подвергают репрессиям активистов новой Демократической партии Казахстана (ДПК). Примечательно, что сама партия даже не зарегистрирована. О ее создании в октябре прошлого года объявил журналист Жанболат Мамай. 22 февраля ее сторонники провели митинг в Алма-Ате — в итоге десятки человек были задержаны. 21 февраля правозащитница и журналистка Инга Иманбай сообщила о задержании своего мужа Жанболата Мамая, инициатора создания ДПК. По решению административного суда Мамай получил трое суток ареста. «Есть только один способ получить регистрацию [для партии в Казахстане]. Вы должны заключить сделку с режимом. Если вы просто выполните процедуру регистрации и принесете все документы в Министерство юстиции, они не зарегистрируют вас. У них будет сто причин не делать этого», — прокомментировал ситуацию катарскому телеканалу казахстанский политический активист Димаш Альжанов. «Казахстан планирует провести свои следующие парламентские выборы в 2021 году, надежд на то, что выборы будут свободными или справедливыми, несмотря на смену руководства страны, практически нет», — резюмирует «Аль-Джазира».

Избирательный участок в Киргизии. Фото с сайта Osce.org


О других предстоящих парламентских выборах, в Киргизии, написал The Diplomat. Через восемь месяцев киргизским гражданам предстоит избрать 120 депутатов для формирования седьмого состава национального законодательного органа. Издание предполагает, что выборы этого года будут особенно конкурентными, так как ранее из-за внутренних перипетий произошло дробление основных политических партий и появились новые. «Легко предположить, что Социал-демократическая партия Кыргызстана продолжит доминировать в парламенте, учитывая, что партия находится на вершине политической сферы Киргизии в течение почти десятилетия. Но партия резко разделилась, после того как проявились разногласия между президентом Сооронбаем Жээнбековым и его предшественником [Алмазбеком] Атамбаевым. В апреле 2019 года отколовшийся сегмент СДПК организовал съезд партии и перерегистрировался в Министерстве юстиции, указав нового руководителя, но сторонники Атамбаева организовали контрсъезд и настаивают на том, что они все еще управляют настоящей СДПК... Пока еще рано делать какие-либо окончательные прогнозы относительно национальных выборов в октябре. В нескольких крупных городах в апреле пройдут выборы в местные советы — вокруг предвыборной компании уже идут горячие дискуссии и уже появляются сообщения о взяточничестве на высоком уровне. Для всех партий местные выборы станут проверкой на жизнеспособность на национальном уровне», — замечает автор материала.


Читайте также