Разгон киргизских феминисток, узбекский хлопок и шокированные туристы в Таджикистане

Что пишут мировые СМИ о Центральной Азии – еженедельный обзор
Разгон марша в Бишкеке 8 марта. Фото с сайта Rus.azattyk.org

В верхних строчках основных мировых новостей — коронавирус (COVID-19). Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала на этой неделе вспышку новой болезни, начавшуюся в Китае и позднее распространившуюся на другие страны, пандемией. The New York Times написал, что с 12 марта Казахстан расширил список стран, гражданам которых запрещен въезд из-за коронавируса. К ранее озвученному официальными властями перечню были добавлены Франция, Германия и Испания. Кроме того, новостное агентство «Рейтер» рассказало о том, что казахстанский президент Касым-Жомарт Токаев распорядился отменить все публичные мероприятия из-за широко распространившейся по миру болезни. При этом глава государства пообещал, что перебоев со снабжением граждан продуктами питания и товарами первой необходимости не будет.

Широкий медийный резонанс вызвал посвященный домашнему насилию марш феминисток в Бишкеке 8 марта. Группа неизвестных мужчин напала на участниц этой акции. Катарский телеканал «Аль-Джазира» рассказал, что в проведение марша также вмешались сотрудники правоохранительных органов. Они задержали десятки женщин. «Задержание женщин произошло после того, как на них напали мужчины в масках, некоторые из которых носили традиционные киргизские белые фетровые калпаки. Нападавшие разрывали плакаты протестующих, стреляли шариками из игрушечных пистолетов и бросали яйца в женщин, прежде чем скрыться с места происшествия», — говорится в материале телеканала. В правоохранительных органах заявили, что активисток задержали и увезли с места проведения марша для их же собственной безопасности. «Марш 8 марта прошлого года [который тоже проходил в Бишкеке] вызвал недовольство консервативных групп [киргизских граждан], которые в последние годы набрали силу и выступают против митингов, направленных на защиту прав геев. Общественные активисты говорят, что ситуация с правами женщин [в Киргизии] ухудшается на фоне возрождения идеологии правых. В декабре прошлого года выставка Feminnale в Киргизском государственном музее изобразительного искусства, посвященная экономической свободе женщин, вызвала огромную негативную реакцию, включая угрозы насилия в отношении всех ее участников. Правительство решило подвергнуть цензуре ряд произведений, которые были сочтены слишком провокационными, на их месте висели таблички с надписью «подвергнуты цензуре». Директор музея была вынуждена уйти в отставку после угроз ей и ее сотрудникам», — напомнила «Аль-Джазира».

Профильное издание Ecotextile News сообщило, что узбекистанский президент Шавкат Мирзиёев подписал постановление об отмене государственного заказа на производство хлопка-сырца и практики установления закупочных цен на хлопок. Этот законодательный акт должен положить конец многолетней практике, которая поощряла принудительный труд. Постановление коснется урожая хлопка 2020 года. «Система государственных квот и строгий режим, при котором она применялась, привели к организации принудительного труда, когда студенты, государственные служащие и даже дети были вынуждены выполнять работу по уборке хлопка за небольшую плату или без нее», — отметило издание. Использование принудительного труда при уборке хлопка привело к тому, что международная коалиция Cotton Campaign («Хлопковая кампания») инициировала бойкот, и от использования узбекского хлопка отказались более 300 крупных мировых брендов, производящих текстильную продукцию. В сентябре прошлого года Министерство сельского хозяйства Узбекистана представило Стратегию развития отраслей страны на ближайшее десятилетие, в которой были прописаны постепенная отмена прямого государственного участия в производстве и продаже хлопка, пшеницы и других культур, отмена государственного регулирования цен на сельхозпродукцию, приватизация нестратегических госпредприятий, защита прав фермеров на землю и создание рынка аренды и субаренды сельхозугодий. В октябре Мирзиёев утвердил стратегию.

Подписание соглашения между Министерством энергетики Узбекистана и ACWA Power. Фото с сайта Aawsat.com

Саудовская компания ACWA Power подписала три соглашения с Министерством энергетики Узбекистана, направленные на увеличение производства объемов электроэнергии и развитие технической экспертизы в центральноазиатской республике. Стоимость указанных договоров составляет порядка $2,5 млрд. Как написала газета Asharq Al-Awsat, саудовская компания профинансирует строительство газотурбинной установки мощностью 1500 МВт. ACWA Power будет руководить строительством, проектированием, эксплуатацией и техническим обслуживанием станции, где станет использоваться указанная установка. Комментируя подписанные соглашения, руководитель саудовской компании Мохаммад Абу Найян (Mohammad Abunayyan) сказал, что развитие отношений со странами Центральной Азии является частью приоритетов саудовской государственной программы «Видение 2030». «Видение 2030» — амбициозная стратегия наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана. Он объявил о начале реализации этой стратегии, после того как официально стал наследным принцем в 2017 году. В свою очередь, Узбекистан имеет амбициозные планы по увеличению объемов производимой в стране электроэнергии. Так, только за счет солнечных панелей к 2030 году предполагается получать до 5 гигаватт электроэнергии. Для сравнения — в 2017 году в Узбекистане было суммарно произведено 14,14 гигаватт.

Село Лангар в Таджикистане. Фото с сайта Nytimes.com

The New York Times посвятил большой материал путешествиям по Таджикистану. Автор статьи проехала со своим мужем по одной из самых живописных автодорог в мире — Памирскому тракту — и посетила расположенные вдоль нее достопримечательности. «В течение нескольких поколений буддийские и зороастрийский храмы, богато украшенные мечети и медресе, древние базары и захватывающие дух природные ландшафты были скрыты за железным занавесом, а затем оказались в условиях диктатуры, нищеты, общественных беспорядков и войны», — говорится в материале. В Таджикистане по-прежнему нет нормальной инфраструктуры для массового туризма, а поведение местных жителей вызывает порой у иностранцев шок. «В ходе нашей 12-дневной поездки мы были втянуты в несколько дорожных инцидентов, провели бесчисленные часы, разыскивая функционирующие банкоматы, в компании разношерстных «полезных» местных жителей и однажды были загнаны в угол в приграничной зоне человеком в военной форме и с полным ртом золотых зубов, который настаивал на том, что мы должны сесть в его машину, потому что другие водители «ненормальные». Однажды утром мы проснулись, потому что таксист стучал в дверь нашего гостиничного номера и настаивал на том, чтобы отвезти нас в другой город, а в одном из ресторанов, оформленном для банкета, [нам] подали сверкающую чашу с майонезом», — поделилась своими впечатлениями автор статьи.

The Guardian написал о суде, который должен решить судьбу особняка в Лондоне. Эту недвижимость связывают с Нурали Алиевым, внуком первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Британские правоохранительные органы попросили 35-летнего Алиева объяснить происхождение средств, на которые была приобретена недвижимость в одном из самых дорогих районов северного Лондона. Если объяснения не устроят суд, особняк могут конфисковать. В Великобритании местные власти во второй раз пытаются применить законодательный акт, принятый в 2018 году. Впервые данный акт был использован, как уточняет BBC, в 2018 году в отношении Замиры Гаджиевой, жены госбанкира из Азербайджана, осужденного на родине за хищения. Она оспорила ордер об имуществе неясного происхождения (Unexplained Wealth Order, UWO), и лишь недавно суд поставил точку в этом деле, отклонив возражения Гаджиевой.

Читайте также
  • Узбекистанцам лучше не оскорблять президента в интернете — за это светит реальный тюремный срок

  • В Кыргызстане усилили давление на издания, позволяющие себе критиковать власть

  • Осужденный за педофилию ташкентский психолог добился права вернуться к работе с детьми, но власти одумались

  • В Узбекистане прокатилась очередная волна давления на блогеров и журналистов