Новый приговор баронессе Гугуше, экстремизм в киргизской обуви и феминистки в Казахстане

Что пишут мировые СМИ о Центральной Азии – еженедельный обзор
Гульнара Каримова в одном из своих клипов. Кадр видеозаписи из YouTube-канала Maxim Fadeev

Пока весь мир борется с коронавирусом (COVID-19), Центральная Азия интересна крупным медиа за пределами региона не только своими мерами, принимаемыми против распространения болезни. На прошедшей неделе в англоязычных медиа снова мелькало имя старшей дочери бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова — Гульнары.

Financial Times написала, что суд назначил бывшей бизнесвумен и певице (под псевдонимом Гугуша — Googoosha) 13 лет и 4 месяца лишения свободы за организацию преступного сообщества, вымогательство, хищение путем присвоения и растраты, а также легализацию доходов, полученных от преступной деятельности. Данный приговор был вынесен Верховным судом Узбекистана. «[Гульнара] Каримова, влиятельный социальный и деловой магнат во времена 27-летней диктатуры своего отца Ислама Каримова, попала в опалу в последние годы отцовского правления и была признана виновной в 2015 году в хищении до $1,6 млрд в виде уклонения от уплаты налогов, растрат и незаконного присвоения государственного имущества. В прошлом году США обвинили Каримову в получении взяток на сумму более $850 миллионов от трех телекоммуникационных компаний, которые пытались получить доступ к рынку страны, а затем отмывали деньги через финансовую систему США», — напомнило британское издание.

«[Гульнара] Каримова была охарактеризована в дипломатической переписке США, опубликованной WikiLeaks, как «баронесса-воровка» и «жадная, властолюбивая личность», чьи коррупционные аппетиты сделали ее «самым ненавистным человеком в стране». Каримова, модельер и поп-звезда, которая также была представителем Узбекистана в ООН и послом в Испании, построила бизнес-империю, которая охватила многие отрасли богатой природными ресурсами страны, прежде чем потеряла доверие своего стареющего отца», — также указало издание. Как напомнило другое британское издание, The Times, Гульнара Каримова в настоящее время уже отбывает 5-летний срок за вымогательство, хищения, лжепредпринимательство и уклонение от уплаты налогов. Приговор ей был вынесен в 2015 году. Летом 2017 года Генпрокуратура Узбекистана заявила, что продолжается расследование по второму уголовному делу в отношении старшей дочери первого узбекистанского президента. 18 декабря 2017 года Ташкентский областной суд по уголовным делам приговорил Гульнару Каримову к 10 годам лишения свободы, но 1 июля 2018 года наказание было заменено на ограничение свободы на 5 лет. Позднее она была переведена в Зангиатинскую женскую колонию № 21 в Ташкентской области.

Объявление о скидке на защитные маски на аптеке в Узбекистане. Фото из телеграм-канала @koronavirusinfouz

Иностранные СМИ, отслеживая тему распространения COVID-19 в мире, обратили внимание на то, что первый зараженный коронавирусом в Узбекистане был выявлен 15 марта. «В заявлении Министерства здравоохранения Узбекистана указывается, что гражданину этой страны, вернувшемуся на родину из Франции, был поставлен диагноз COVID-19. Министерство перечислило всех людей, которые имели тесный контакт с пациентом, и планирует изолировать тех, кто был на одном авиарейсе [из Франции в Узбекистан] с пациентом. Было отмечено, что 7700 человек, приехавших из стран, где был обнаружен новый коронавирус, находятся в 14-дневном карантине на узбекистанской территории», — сообщило турецкое новостное агентство «Анадолу». При этом президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев призвал население не поддаваться панике, заверив, что эпидемиологическая ситуация находится под контролем, в каждом регионе созданы оперативные штабы, медицинские учреждения переведены в особый режим работы, а санатории и детские лагеря приспособлены под места для приема граждан, проходящих карантин.

Здание ГКНБ Киргизии. Фото с сайта Akipress.org

Газета The New York Times сообщила 18 марта, что первый случай нового заболевания был выявлен в Киргизии. Однако страна попала на страницы мировых СМИ не из-за коронавируса, а из-за проблем с правами человека. Издание The Diplomat рассказало историю молодого продавца обуви из Киргизии, который был осужден «за хранение экстремистских материалов». Молодой человек попал в поле зрения правоохранительных органов в 2017 году. Милиция конфисковала его телефон во время обыска и сообщила, что в нем найдены песни двух групп, запрещенных как террористические, и тексты этих песен считаются экстремистскими. Песни были на арабском языке, который, по словам продавца обуви, он не понимает. Он был приговорен к трем годам лишения свободы. Однако по условиям приговора ему позволялось отбывать наказание дома при условии отчисления регулярных выплат органам исполнения наказаний. В начале 2019 года сотрудники службы исполнения наказаний рассказали молодому человеку, что хранение экстремистских материалов больше не является преступлением. Однако через суд бывшему продавцу обуви не удалось добиться отмены приговора. Как отметил The Diplomat, в Киргизии отбывающим наказания за декриминализированные преступления приходится ежемесячно выплачивать около 2 тысяч сомов ($28). Это является существенным бременем для семьи, чей доход составляет порой 10 тысяч сомов ($140) в месяц.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch обратила внимание на решение суда, которое было вынесено в Казахстане в отношении двух общественных активисток. Феминистки Фариза Оспан и Арина Осиновская были оштрафованы за сожжение венка на марше в защиту прав женщин 8 марта в Алма-Ате. Осиновская получила штраф в 25 минимальных расчетных показателей МРП ($167), из них 5 МРП — за «мелкое хулиганство», остальное — за участие в шествии. Другую феминистку Фаризу Оспан оштрафовали на 5 МРП ($66) за «мелкое хулиганство».

Правозащитники сочли, что таким образом казахстанское правительство «использует судебную систему для подавления и осуждения женщин-активисток, отстаивающих права всех женщин». «Власти Казахстана должны немедленно прекратить судебное преследование, пересмотреть вынесенный приговор и прекратить использование закона для подавления свободы собраний и выражения мнений», — заявил Хью Уильямсон, директор HRW по Европе и Центральной Азии.

Турецкая газета Sabah написала о массовом отравлении выходцев из Туркмении в Стамбуле. 31-летний Эсгер А., 37-летний Нармурат Э. и Доскабул П. употребляли алкоголь. Когда им стало плохо, они сами позвонили в полицию. Прибывшим стражам порядка никто не открыл дверь дома, где происходило распитие алкоголя. Взломав замок, полицейские увидели, что трое мужчин лежат неподвижно, и вызвали медиков. Эсгер А. и Нармурат Э. скончались. Доскабула П. доставили в больницу и поместили в отделение реанимации. Издание Hürriyet уточнило, что всего из-за употребления контрафактного алкоголя в Стамбуле погибли как минимум 15 туркменов. Еще 60 в настоящее время находятся в больницах. Семь человек были задержаны правоохранительными органами в связи с произошедшим.


Читайте также