Дворцы будут достроены

Кто выиграл от нового бюджета, который в Таджикистане скорректировали с учетом эпидемии COVID-19
Люди в масках в автобусе в Душанбе. Фото с сайта Asiaplustj.info

В Таджикистане скорректировали государственный бюджет текущего года, сократив доходные статьи, но увеличив финансирование некоторых сфер. Дефицит бюджета правительство намерено покрыть за счет привлечения извне грантов и кредитов. При этом ранее некоторые крупные предприятия получили налоговые преференции. Тогда как малый и средний бизнес в республике на фоне пандемии коронавируса практически не поддержан государством, льготы избранным, лишающие бюджет значительных поступлений, у многих вызывают недоумение.

Еще в апреле таджикские депутаты внесли изменения в госбюджет. Когда в мире уже вовсю бушевала пандемия коронавируса, и прогнозы о ее влиянии на экономику Таджикистана (как и многих других стран) были весьма пессимистичными, тем более странно выглядели решения, лишающие госбюджет части доходов. Однако закон освободил от налогов ряд предприятий и от пошлин — импортируемые ими товары. На такие случаи в госбюджете есть специальная 15-я статья — «Налоговые и таможенные льготы для отдельных предприятий и организаций». На начало 2020 года в ней уже имелось 13 пунктов, в апреле их дополнили еще четырьмя, причем в действие они введены задним числом — с 1 января этого года.

Так, филиал французского консорциума Tractebel Engineering S.A. в Таджикистане, получивший в ноябре 2018 года 10-летний контракт по строительству Рогунской ГЭС, освобожден от уплаты налогов на прибыль, пользование автодорогами и НДС. Кроме того, все субподрядчики консорциума также освобождаются от уплаты НДС.

Получили освобождение от выплаты НДС и таможенных пошлин две крупных компании: таджикско-белорусское совместное предприятие «Агротехсервис» при ввозе запчастей для сборки сельхозтехники и частная авиакомпания «Сомон Эйр» при ввозе приобретенного вертолета Airbus H125. К слову, директором «Агротехсервиса» является Джалолиддин Нуралиев, брат Джамолиддина Нуралиева (замглавы Национального банка) — зятя президента страны, а «Сомон Эйр», по данным СМИ, принадлежит компании СDH investment LTD (зарегистрирована в офшорной зоне Британских Виргинских островов), владельцем которой является Хасан Асадуллозода, глава «Ориёнбанка» и шурин президента.

Примечательно то, что вертолет Airbus H125 был приобретен и доставлен в Душанбе еще в ноябре 2019 года, а освобождение от налога «Сомон Эйр» получила спустя восемь месяцев. Между тем «Сомони Эйр» планирует купить еще пять вертолетов и самолеты компании Airbus. Вероятно, при их доставке в республику авиакомпания снова получит преференции.

Льготы по НДС и таможенным пошлинам получили предприятия, импортирующие различные товары для строительства 10 резиденций с целью приема высокопоставленных гостей. Возводить их будут вдоль проспекта Рудаки — главной магистрали Душанбе, южнее правительственной резиденции, на месте снесенных 2-3 года назад частных жилых домов.

Расширен уже существующий в статье 15 госбюджета список беспошлинного ввоза семян, растений, породистого и мясного скота. Теперь в него добавились «высококачественные семена для коконоводства, цветы и декоративные кустарники, декоративные и плодовые деревья».

В феврале этого года постановлением правительства санатории «Шаамбары» и «Зумрад» были освобождены от уплаты в казну все тех же НДС и таможенной пошлины при ввозе в страну различных товаров. Списки льготных товаров включают около 150 наименований: автотранспорт и арматуру, напольную плитку и сантехнику, люстры и двери, мебель и пиломатериалы из сосны и многое другое.

Эти нерациональные решения быстро «расшифровали» местные СМИ, сообщив, что вышеназванные курорты принадлежат двум братьям Шамсулло Сохибова — зятя президента страны Эмомали Рахмона. В обсуждениях этой информации в соцсети один из пользователей написал: «Эти льготы — основа для нездоровой конкуренции в бизнесе и по большому счету грабеж госбюджета. Представьте, что 100 маленьких бизнесменов платят в два раза больше налогов, потому что один большой бизнесмен освобожден от них. Без таких льгот можно было бы снизить налоги на 30-40%».

Описанная практика не является новой — скорее наоборот, это многолетняя негативная традиция, вызывающая безрезультатную критику местных экспертов и международных финансовых институтов. В частности, Всемирный банк рекомендовал Таджикистану прекратить предоставлять налоговые преференции отдельным компаниям. Возникающий при этом дефицит бюджета власти пытаются восполнить за счет «запланированных» штрафов в отношении других налогоплательщиков. Но в этом году бюджетные дыры такими способами закрыть будет гораздо сложнее.

Где урезали, а где добавили

В начале июля Министерство финансов сообщило о произведенной корректировке госбюджета в связи с пересмотром основных макроэкономических показателей страны на 2020 год из-за пандемии. В новом варианте план по сбору налоговых и неналоговых доходов госбюджета уменьшен на 9,6% или на 2,8% ВВП, соответственно, будет снижено и без того традиционно мизерное финансирование образования, ЖКХ, сельского хозяйства, прочих отраслей экономики и услуг.

В то же время на 1,23 млрд сомони ($120 млн) увеличен план грантовых поступлений для поддержки бюджета в условиях пандемии коронавируса. Общий объем уточненного плана доходов бюджета с учетом привлечения грантовых средств был установлен в размере 23,6 млрд сомони вместо запланированных ранее 26,1 млрд сомони. Расходная часть составит 26 млрд сомони. Дефицит бюджета увеличился до 3,1 млрд сомони или 3,7% ВВП (при утверждении бюджета в 2019 году был запланирован на уровне 350 млн сомони или 0,4% ВВП).

Как поясняют в Минфине, дефицит будет покрыт «за счет привлечения дополнительного кредитного и грантового финансирования», в том числе средств МВФ, Евразийского фонда стабилизации и развития, АБР. В частности, МВФ уже выделил правительству Таджикистана льготный кредит в размере $189,5 млн, а АБР — $50 млн грантовых средств. На поддержание казны также будут перенаправлены средства других международных финансовых институтов.

Можно было бы только радоваться «добытчивости» таджикских властей, получивших столь солидную поддержку, если бы дальнейшее ее распределение облегчило положение жителей и оживило экономическое развитие страны. Напомним, что население Таджикистана — самое бедное среди государств СНГ, с самыми низкими зарплатами и пенсиями. При этом в стране чрезвычайно высокие цены на продукты и товары первой необходимости.

Строители Рогунской ГЭС. Архивное фото с сайта News.tj

Между тем часть внешних вливаний в бюджет будет направлена на отнюдь не экстренные нужды. Крупной расходной статьей откорректированного бюджета стало выделение дополнительного финансирования топливно-энергетическому комплексу (ТЭК), львиную долю в котором занимает строительство Рогунской ГЭС. Первоначально на финансирование ТЭК республиканским бюджетом было выделено $218,8 млн, теперь отрасль получит дополнительные $64,5 млн.

При этом финансовое положение ОАО «Рогунская ГЭС» еще в феврале стало критическим: дирекция задолжала отечественным и иностранным подрядным компаниям, поставщикам товаров и услуг более $103 млн. По сообщениям рабочих в июне, им уже в течение нескольких месяцев не выплачивают зарплату.

На довольно солидную сумму — $44 млн или на 15% — увеличена статья расходов на централизованные капиталовложения (долгосрочные вложения в основные производственные фонды и жилищное строительство, то есть расходы на приобретение или строительство зданий, машин и оборудования и т.д.Прим. «Ферганы»). Более детальную информацию по бюджету в Таджикистане не обнародуют, но, как полагают экономисты, в эту статью могут быть заложены расходы на строительство всех тех монументальных объектов, которые возводятся в республике в последние годы.

Лечимся за свои

Позитивным фактом, на первый взгляд, является весьма значительное, в 1,8 раза, увеличение ассигнований на здравоохранение — со $184 млн до $345 млн. Правда, увеличение финансирования обозначено туманной графой «другая деятельность в сфере здравоохранения», без пояснений, куда именно пойдут дополнительные $160 млн.

Социальное страхование и соцзащита получат солидную прибавку в 55% (почти на $30 млн). Хотя странным на фоне решений о надбавках борющимся с COVID-19 медикам выглядит отсутствие в обновленном бюджете строки о дополнительном финансировании фонда заработной платы. Зато на приобретение товаров и услуг (каких — не расшифровывается) госструктурами выделят дополнительные $133 млн.

В клинике в Таджикистане. Фото с сайта Asiaplustj.info

Министр здравоохранения и соцзащиты населения Джамоллидин Абдуллозода еще в конце мая заверил население в том, что в стране имеется достаточный резерв лекарств и средств защиты, а «лечение больных коронавирусом абсолютно бесплатное». Правда, тут же министр сделал оговорку о том, что «распределение лекарств полностью зависит от совести врача». Вероятно, не во всех больницах врачи отличаются совестливостью, поскольку таджикистанцы продолжают жаловаться на то, что зачастую им приходится самим платить за лекарства, исследования и койко-места.

С самого начала эпидемии в Таджикистане резко, в 2-4 раза, выросла стоимость лекарств, средств защиты и услуг медработников. Невзирая на проводимые в аптеках рейды, цены на лекарственные препараты так и не вернулись к «доковидному» уровню.

«Несмотря на заверения нового министра здравоохранения, мне повсюду пришлось платить немалые деньги. Так, тест на коронавирус сдавал в частной лаборатории «Диамед» за $12, МРТ пришлось сделать три раза, и это обошлось в $150, на лекарства и оплату услуг врача и медсестры ушло еще $300. Для меня, семейного человека, это очень большие траты», — говорит душанбинец Уктам.

Коронавирус не поменял приоритеты?

Рекомендации международных финансовых организаций в период коронавируса гласят воздержаться от затратного строительства, проведения массовых мероприятий, юбилеев, праздников и т. д. Однако власти Таджикистана своих планов по подготовке к масштабному празднованию 30-летнего юбилея независимости в сентябре 2021 года не изменили, а наоборот, ускоряют строительство запланированных к этой дате объектов. Так, в центре Душанбе на 29 гектарах полным ходом идет строительство юбилейного комплекса «Независимость и свобода», а напротив — возведение уже упомянутых десяти резиденций. Свой перечень юбилейных объектов существует в каждом городе, районе и поселке Таджикистана. Являются ли эти траты первоочередными? Вряд ли.

Большинство бельгийских каштанов, завезенных из Европы, погибает, не выдерживая местной жары. Фото "Ферганы"

Из той же серии — ввоз декоративных цветов, кустарников и деревьев из дальнего зарубежья, которым обычно занимается Агентство по государственным материальным ресурсам при правительстве страны для госучреждений «Касри Миллат» (Дворец наций), исполнительного аппарата президента и гостиничного комплекса президентской администрации. Многие таджикистанцы удивляются: неужели в условиях пандемии это такая насущная потребность? Тем более что страсть к украшательству приносит большие убытки и без того скудному таджикскому бюджету.

Так, на днях в Душанбе были вырублены последние чахлые бельгийские каштаны, закупленные шесть лет назад на $7 млн. Большинство из них засохли в первое же лето, не выдержав местной жары, и лишь некоторые прижились, но ненадолго. Однако закупки экзотических деревьев и растений продолжаются с упорством, достойным лучшего применения.

А в это время работники различных отраслей экономики Таджикистана жалуются на многомесячные задержки с выплатой зарплат, пособий и отпускных. Помимо уже упомянутых строителей Рогуна, на конец июня зарплаты несколько месяцев не платили работникам Таджикской алюминиевой компании (ТАЛКО), аэропорта Душанбе, госавиакомпании «Таджик Эйр». Большой долг накопился перед работниками горнодобывающей промышленности. В ряде регионов заработную плату с марта-апреля не получали учителя, коммунальщики, работники культуры. В некоторых учебных заведениях преподавателей отправили в незапланированный длительный отпуск, но при этом не выплатили зарплату за апрель и отпускные за четыре месяца. Пенсионеры по несколько дней «дежурят» у банкоматов и в кассах государственного «Амонатбанка», чтобы снять свои мизерные пенсии, — поступление денег часто задерживают.

По данным Агентства по статистике Таджикистана, к началу мая текущего года сумма задолженности по заработной плате в стране с учетом задолженности прошлых лет составила более 51 млн сомони ($5 млн), увеличившись на 9,4% по сравнению с январем этого года. При этом бюджетники жалуются на принудительное удержание с их мизерных зарплат по 20-100 сомони ($2-10) «на благоустройство», а также на открытый Минфином счет для сбора пожертвований на борьбу против коронавируса. Таджикистанцы анонимно возмущаются в соцсетях, но опасаются возразить своему непосредственному начальству, чтобы не оказаться без работы в период кризиса.

«Из моей скромной учительской зарплаты вычли 80 сомони — сказали, на подписку на правительственные газеты и на борьбу с коронавирусом. А у соседки-врача удержали 100 сомони вместо материальной помощи, а она работает в больнице и сама рискует заразиться», — рассказала преподаватель одной из школ Душанбе.

Ранее сообщалось о принудительных удержаниях и с зарплат сотрудников системы МВД. В мае личному составу одного из подразделений ведомства «предлагалось» перечислить со своей заработной платы по 20 сомони ($2) на борьбу с коронавирусом.

Какую же социальную поддержку своим гражданам оказало государство за время пандемии? До лета — практически никакую. И только 5 июня был принят указ, в котором президент распорядился выплатить малоимущим единовременную помощь в размере минимальной заработной платы, составляющей 400 сомони ($40). Выплаты получат участники Великой Отечественной войны, пенсионеры, инвалиды, сироты, безнадзорные дети, семьи трудовых мигрантов и оставшиеся без кормильца. Но в эти категории не попали семьи с малолетними детьми, а также другие нуждающиеся граждане — например те, кто во время пандемии потерял работу, а таких тысячи.

Указ содержит вроде бы меры поддержки частного бизнеса и предприятий, однако, как уже не раз говорили эксперты и сами предприниматели, существенного облегчения положению бизнеса они не принесут, поскольку не предусматривают главных послаблений, которых все ждали, — реструктуризации и заморозки выплаты кредитов и налоговых задолженностей.

Многие люди бедствуют, выпрашивая в долг продукты в магазинах. Время идет, ситуация лишь усугубляется, а существенной помощи от властей все нет. Самые отчаявшиеся обращаются в местные СМИ, жалуются в соцсетях. Как сказал в беседе с «Ферганой» один таджикский экономист: «Все действия властей — имитация социальной поддержки. Эту ситуацию нельзя назвать иначе как жестоким отношением к своему народу. Людям приходится выживать самим, власти им не помогут».

  • В Кыргызстане — новое-старое правительство, в Бишкеке введен режим чрезвычайного положения

  • Молодежь Кыргызстана открыто требует от «стариков» передать ей власть

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Киргизский политик Феликс Кулов объясняет причины «октябрьской революции» и дает советы власти