Таджикистан и Иран договорились перейти на риалы и сомони во взаиморасчетах

Министры энергетики Ирана и Таджикистана Реза Ардаканиан и Усмонали Усмонзода. Фото с сайта Parstoday.com

Иран и Таджикистан будут использовать собственные национальные валюты — риал и сомони — в торговых операциях. Такая договоренность достигнута по результатам переговоров министров энергетики Ирана Резы Ардаканияна и Таджикистана Усмонали Усмонзода в Тегеране, где проходит 13-е заседание совместной комиссии по экономическому сотрудничеству между двумя странами.

Как сообщает «Азия-Плюс» со ссылкой на иранские СМИ, Ардакиниян заявил, что для расширения экономического и энергетического сотрудничества в условиях нахождения Тегерана под американскими санкциями финансовый обмен между Ираном и Таджикистаном будет происходить в национальных валютах.

Министр энергетики Ирана отметил, что санкции заставляют страну сосредоточиться на инвестициях и экспорте в соседние государства, в частности Центральной Азии. Он признал, что растущее сотрудничество в области энергетики со странами региона фактически является побочным продуктом введенных Штатами санкций.

«Может быть, если бы санкций не существовало, мы бы не уделяли столько внимания вопросам расширения отношений с соседями», — заявил Ардаканиян. Так он прокомментировал предложение Таджикистана о техническом и финансовом участии Ирана в реализации крупных гидроэнергетических проектов в республике.

В то же время на церемонии открытия работы совместной комиссии 2 декабря Реза Ардаканиян отметил, что сегодня атмосфера между двумя странами более позитивная, чем в предыдущие годы, поэтому Таджикистан должен предпринять более эффективные шаги для развития взаимоотношений с Ираном.

Отношения между Ираном и Таджикистаном начали налаживаться в этом году после трех лет охлаждения, которое произошло из-за участия лидера запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддина Кабири в конференции высокого уровня в Тегеране в декабре 2015 года и его встречи там с духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. В ответ МИД Таджикистана вручил иранскому послу ноту протеста, а глава Совета улемов Исламского центра Саидмукаррам Абдулкодирзода и другие общественные деятели и политики начали обвинять Тегеран в поддержке террористов.

Теперь стороны решили вернуться к доработке ранее незаконченных проектов, в частности, к завершению строительства тоннеля «Истиклол», проложенного иранскими специалистами в середине 2000-х годов. Иран вложил в строительство этого объекта более $60 млн. Кроме того, в ходе заседания совместной комиссии в Тегеране стороны обсуждают вопрос финансовых взаиморасчетов по работе ГЭС «Сангтуда-2», построенной Ираном на юге Таджикистана. На возведение этой станции мощностью 220 МВт было затрачено $220 млн, из них доля иранской стороны составила $180 млн, остальные $40 млн вложил Таджикистан.

По данным статистического агентства Таджикистана, объем товарооборота между двумя странами за десять месяцев текущего года составил всего $51 млн — на 37% меньше показателя аналогичного периода 2018 года.

Читайте также