В Минюсте Узбекистана назвали причину секретности программы по борьбе с COVID-19

Фото с сайта Kun.uz

Программа мер по предупреждению завоза и распространения коронавируса и последующие решения (протоколы) Специальной комиссии не были опубликованы в полном виде, поскольку в этих документах содержатся секретные сведения о мобилизационных государственных резервах. Об этом написал замминистра юстиции Узбекистана Музраф Икрамов в статье, опубликованной в Telegram-канале Минюста «Ҳуқуқий ахборот».

В программу, по словам Икрамова, «включены пункты, предусматривающие задействование и мобилизацию специальных сил и средств к предупреждению завоза и распространения коронавируса в стране, которые имеют ограниченное распространение ввиду имеющихся в них сведений».

Кроме того, программа состоит не из одного документа, а включает в себя комплекс мер, «не является нормативно-правовым актом, и поэтому не подлежит обязательному опубликованию», говорится в статье.

В ней в основном прописаны организационные меры, возлагающие на министерства и ведомства выполнение определенных действий. Наконец, «программа не затрагивает права и обязанности юридических и физических лиц, не предусматривает общеобязательные предписания», утверждает замминистра юстиции Узбекистана.

Программа, пишет чиновник, – это комплекс неотложных мер, и борьба с COVID-19 ею не ограничивается. Ситуация требует оперативного реагирования, в том числе «задействования мобилизационных и других резервов, информация о которых носит ограниченный характер».

«В связи с этим протоколы Специальной комиссией публикуются в сокращенном виде, — подчеркнул еще раз Икрамов. — Положения протоколов, касающиеся населения и юридических лиц, в обязательном порядке распространяются по всем возможным каналам коммуникаций в виде официальных сообщений».

«Рассуждения о несвоевременном доведении решений Специальной комиссии до населения, недостаточности информации о ситуации с борьбой с коронавирусом не имеют под собой оснований», — заключили в Минюсте.

Узбекистанцев, которые недовольны тем, что в республике введен карантин, а не чрезвычайное положение или чрезвычайная ситуация, Икрамов назвал «диванными советниками». Цель статьи была доказать критикам карантина, что этот режим «является наиболее подходящим» и «дает результаты».

К числу результатов он отнес смертность — 2 человека на 1 млн населения, тогда как в 35 странах мира этот показатель составляет от 100 до 1230, а в среднем по миру — 72 умерших на 1 млн населения. «Узбекистан находится на 159-м месте, если учитывать численность населения нашей страны, это один из наилучших показателей по всему миру. Узбекистан, своевременно введя ограничительные меры, смог сохранить в среднем от 2,5 тыс. до 20 тыс. жизней», — заявил Икрамов.

13 июля в Узбекистане было зафиксировано рекордное за всю историю пандемии число выявленных за сутки новых случаев COVID-19 — 594. Общее количество заболевших достигло 13 591. До 1 августа в стране ужесточен карантинный режим, закрыты вещевые рынки, крупные магазины, кафе и рестораны, парки, запрещено проведение развлекательных мероприятий, свадеб. Населению рекомендовано не посещать общественные места и не выходить из дома без острой необходимости.

Читайте также
  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику

  • Из-за чего коронавирус в Киргизии побеждает