День благодарности и винтажа

В Алма-Ате люди в черном никого не пустили на оппозиционный митинг

Оппозиционное казахстанское движение Oyan Qazaqstan, незарегистрированная Демократическая партия, движение ДВК (запрещенное в Казахстане как экстремистское) и партия «Көше» объявили, что 1 марта выйдут на митинг перед городским акиматом (администрацией) Алма-Аты. Это был бы первый митинг, объединивший сразу несколько оппозиционных движений, однако встретиться на площади людям не дали. Вместо активистов на площадь Республики вышли полиция и люди в черном.

Задержания на площади Республики в Алма-Ате. Фото Багдата Асылбека, "Фергана"

Активисты движения Oyan Qazaqstan обозначили свою повестку на митинг 1 марта: у них возникли вопросы после смерти гражданского активиста Дулата Агадила в столичном СИЗО. Его смерть — по официальной версии, от инфаркта — вызвала настолько острую реакцию общества, что все силовые ведомства отреагировали, дав свой комментарий, и даже президент Касым-Жомарт Токаев высказался на эту тему, резко отвергнув возможность насильственной смерти Агадила.

Журналистка Инга Иманбай, жена лидера Демократической партии Казахстана Жанболата Мамая, рассказала, что утром, когда они с супругом вышли из дома, к ним подошли полицейские, представившиеся сотрудниками Наурызбайского РОВД. Они решили задержать Мамая, но тот стал спорить с ними по поводу вручения повестки. Иманбай сообщила, что снимала весь процесс на телефон, показала полицейским удостоверение журналиста, но те отняли у нее телефон, порвали документ, а когда женщина стала сопротивляться, один из полицейских ударил ее головой об забор. «Мы вызвали скорую. Я сейчас в больнице в Каскелене (пригород Алма-Аты). Я жду адвоката, чтобы написать заявление о краже телефона — его не вернули до сих пор — и по факту нападения», — сказала «Фергане» Инга Иманбай.

При выходе из дома задерживали многих сторонников Oyan Qazaqstan, об этом активисты сообщали в соцсетях.

Примерно за час до объявленного времени начала митинга людей принялись ловить уже в окрестностях акимата. Так, корреспондент «Ферганы» оказался свидетелем, как на активистов Oyan Qazaqstan, выходящих из кофейни примерно в полутора километрах от здания администрации, набросились бойцы СОБРа и затолкали их в припаркованные у заведения автобусы. Ловили всех подряд, даже случайных прохожих, поднялся шум. Одной женщине стало плохо, и она опустилась на землю. Люди в штатском, дававшие указания СОБРу, зашли в кофейню и что-то сказали работникам, и вскоре заведение закрылось, вокруг опустело.

Перед акиматом было много людей в черном или в полицейской форме. Сама площадь Республики была оцеплена. Прохожих, пытавшихся пройти, разворачивали. Тех, кто все же оказывался за оцеплением, задерживали и затаскивали в автозаки. Как правило, это были мужчины среднего возраста и постарше.

Вскоре проверяющие стали подходить к журналистам и интересовались редакционным заданием, разрешением на съемку, а у иностранных СМИ и правозащитных организаций спрашивали аккредитацию МИДа. Так, наблюдателю из Международной правозащитной инициативы пришлось убеждать полицейских, что ему не требуется специальная аккредитация, чтобы наблюдать за происходящим. «На моих глазах задержали 13 человек, я не успел узнать их имена. Сотрудники сразу хватали их, никто не представлялся. Меня три раза проверяли. Говорили, что я участвую в митинге. Я объяснял, что не участвую, а наблюдаю, как нарушаются права людей. Все это я отражу в докладе», — говорит наблюдатель Ринат.

Задержания журналистов

На глазах корреспондента «Ферганы» задержали более 20 человек. По разным данным, всего были задержаны более 100 человек.

Вскоре на площади Республики остались только неподвижно стоящие в ряд полицейские.

После активисты и адвокаты собрались перед районными управлениями полиции в поисках задержанных. На контрольно-пропускном пункте Медеуского управления полиции адвокатам сказали, что «здесь задержанных нет. Всех повезли в департамент полиции». Но в департаменте полиции ответили, что «они все в управлениях». «Нас футболят», — вздохнула адвокат Амина Тургунова.

Она рассказала, что тщетно пробовала зайти в управления, куда точно привезли задержанных. «Я показывала удостоверение, но меня выставили силой. Это препятствование законной деятельности адвоката. Мы во все госорганы в силу своей работы имеем право проходить», — возмущалась адвокат, держа в руке список задержанных, куда каждый час добавляли новые имена.

Перед зданием департамента полиции людей становилось все больше: некоторые приходили за своими задержанными детьми, другие — просто поддержать активистов. «По закону их нельзя держать более трех часов. Прошло уже 4 часа!» — возмущалась девушка из группы поддержки. Вскоре собравшиеся встали в ряд, достали маленький флаг Казахстана и красный флаг с надписью «люстрация» и стали скандировать: «Бостандык!» (свобода), «Оян РОВД» (проснись, РОВД).

Под окнами полицейского управления стали кричать «Выпускай!». Тут же к ним вышел сотрудник в штатском с рупором и призвал сохранять спокойствие, отметив, что на «выступление здесь разрешение не спрашивали».

Адвокаты узнали, что восьмерых задержанных допрашивают по неизвестному уголовному делу в качестве свидетелей.

Вскоре задержанных начали отпускать. Несколько человек вышли из здания департамента, по одному стали выходить из разных районных управлений. Выходящих молодых людей обнимали близкие, а правозащитники вручали им образец жалобы на незаконное задержание.

«Меня задержали в 10:55 в районе моего дома. Одна машина всю ночь стояла возле моего дома, из нее выбежали трое мужчин, они не представились, не объяснили, буквально схватили и потащили головой вперед, засунули в машину, — рассказала «Фергане» активистка Асем Жапишева. — Привезли в Бостандыкский РОВД, оттуда сюда (в департамент полиции Алма-Аты). Продержали около шести часов, не пустили ко мне адвоката, не кормили, пытались взять расписку, что больше не пойду на митинги, предлагали сняться на видео и дать показания. Я отказалась. Всех оформляли как свидетелей по уголовному делу и задавали вопросы насчет ДВК. Меня заставили подписать, что я не имею права разглашать детали допроса. Я буду писать жалобу на действия сотрудников правоохранительных органов, они были невероятно грубыми, чуть не вывернули мне руку, грубо тащили».

Активистка Жанель Шаханова рассказывает, что за ней так же начали следить с вечера субботы. «У нас ночевал наш друг. Утром он вышел раньше нас. Его задержали. Я засняла это на видео. Мы вышли на улицу, сели в машину, полицейские за нами, приказали остановиться. После проверки документов водителя начали требовать, чтобы мы вышли из машины, мы отказались, тем более они не представились. Мы увидели, что наш друг (ранее задержанный) сидит в этой «патрульке», мой друг вышел поговорить с полицейскими, посмотреть, что с другом. Но и его насильно затащили в полицейскую машину. Испугавшись, вышла и я, и меня тоже туда запихнули и привезли сюда (в департамент полиции). И мы с 10 утра здесь торчали, восемь часов», — рассказывает Жанель.

Камила Енсегенова, оказавшаяся среди задержанных у кофейни, отмечает, что людей задерживали очень грубо: «Когда меня затолкали в автозак, кто-то сильно пнул по спине. Я упала. В одном автозаке нас было около 15 человек, если не больше. Мы задыхались. Дверь не открывали даже после того, как привезли в управление (полиции Медеуского района). Я сказала сотрудникам, которые были с нами, что меня сейчас вырвет, и тогда я испачкаю вам одежду. И только после этого открыли дверь. В (управлении) полиции допрашивали. Спрашивали, зачем пошла на митинг. Я ответила, что на митинг не ходила, меня задержали возле кофейни. По допросу составили протокол, попросили расписаться в трех экземплярах, при этом копию протокола не дали. Тогда я написала, что от подписи отказываюсь, так как копию протокола не предоставили. После допроса нас обещали выпустить, но время шло — не выпускали. Мы начали скандировать: «Бостандык!». После этого нас отправили на допрос повторно и угрожали, что продержат еще восемь часов. Всего меня продержали там около шести часов», — рассказала Камила Енсегенова.

1 марта в Казахстане отмечают День благодарности. Как написал в своем поздравлении Касым-Жомарт Токаев, этот «учрежденный Елбасы праздник олицетворяет собой ценности добра, взаимоуважения и доверия».

Последних задержанных в День благодарности выпустили к семи вечера. Провожая активистов, сотрудники полиции повторяли встречавшим родственникам, чтобы все сразу же ехали домой, и даже обещали это проверить.

Фото Багдата Асылбека / «Фергана»

  • В шелтерах Кыргызстана можно спрятаться от домашнего насилия. Ненадолго

  • Узбекистанцы отвечают на снос жилья крайними мерами

  • Туркменскому президенту напомнили, что у некоторых политзаключенных закончились тюремные сроки. Выпускайте!

  • С чего началось следствие по делу об убийстве известного ташкентского модельера Наримана Григоряна