«Нойшванштайн» на «Комсомольском озере»

В центре Ташкента открыли новый парк бутафорских развлечений

1 июня в честь Международного дня защиты детей в центре Ташкента открыли для посещения первые зоны нового парка развлечений Magic City, строящегося на территории Национального парка Узбекистана имени Алишера Навои. Новый парк представляет собой городок тематических улиц, заполненных «репродукциями архитектурных шедевров и стилей» различных городов мира.

Крупнейший в Ташкенте парк отдыха, расположенный в Чиланзарском районе, имеет почти вековую историю. В 1932 году комсомольцы столицы Узбекской ССР методом хашара — «народной стройки», бесплатного многодневного субботника укрепили большой котлован на месте карьеров старого кирпичного завода на левом берегу оросительного канала Анхор. Образовавшееся в котловане искусственное озеро с тех пор стали называть в народе «Комсомольским». Многие десятилетия его пляжи, тенистые аллеи, кафе и аттракционы были одним из любимых мест отдыха горожан. В 70-е годы по озеру даже плавал прогулочный теплоход. А Ташкентская детская железная дорога действовала здесь до 2017 года.

После обретения государственного суверенитета бывший парк имени Ленинского Комсомола был переименован в Национальный парк Узбекистана имени Алишера Навои. За счет сноса окрестных махаллей — традиционных одноэтажных застроек — площадь парка увеличилась до 65 гектаров, включив в себя, кроме озера и зоны отдыха, здание Олий Мажлиса — парламента страны, средневековое медресе Абулкасыма (XVI в.), дворец Дружбы Народов, дворец бракосочетаний «Навруз», художественную галерею, «Евросад», цветочные газоны и парковые аллеи на правобережье Анхора.

В первые десятилетия XXI века открытый амфитеатр парка служил местом проведения официальных торжеств и праздничных народных гуляний с участием президента Ислама Каримова.

В сентябре 2017 года было объявлено о закрытии Национального парка Узбекистана на очередную генеральную реконструкцию, в результате которой на 20 гектарах к 2020 году должна была появится современная инфраструктура с дельфинарием, океанариумом, аквапарком с искусственной волной для серфинга и другими современными аттракционами. Идею создания дельфинария в маловодном Ташкенте сразу же очень жестко раскритиковали местные экологические активисты, опасавшиеся также вырубки сотен многолетних деревьев в ходе строительных работ. Но что происходит в парке на самом деле, никто не знал на протяжении четырех лет. Почти всю территорию Национального парка обнесли непрозрачной оградой, заглянуть за которую не разрешали посторонним, включая журналистов местных и зарубежных СМИ.

И вот новый парк приоткрыл свои тайны перед широкой публикой 1 июня 2021 года. Не все 20 гектаров, отданные инвестору в аренду на 49 лет, а лишь небольшую часть, которую, «с учетом пандемии COVID-19» успели строить рядом с центральным входом со стороны площади Бешагач.

Необычное зрелище вызвало противоречивые эмоции у первых посетителей из разных слоев столичного общества. Пожилые люди и интеллигенция средних лет, одинаково ностальгирующие по тенистым берегам «Комсомольского озера», с недоумением и недовольством прошлись по узким улочкам «лего-города» с кричаще пестрыми стенами из покрашенного пенопласта. А подростки, приезжие и семьи с малолетними детьми с увлечением окунулись в атмосферу своеобразного «Диснейленда», делая селфи на каждом шагу. На вкус и цвет товарищей нет.

В Узбекистане последних лет вообще полюбили сооружать пластиковые макеты всемирно известных архитектурных памятников разных времен и культур. В стартовой зоне Magic City эта тенденция дошла до максимума, иногда комичного. Многие «репродукции» даже не стремятся походить на свои исторические прототипы, могут выглядеть ярко и интересно издали, но при близком рассмотрении бросается в глаза более чем незамысловатая простота их исполнения. С другой стороны — получился, прежде всего, детский парк. Детям и подросткам не свойственна особенная тонкость восприятия, больше нужна броскость, цепляющая внимание. Может быть, подобная экспозиция пробудит в ком-то из них желание узнать, чем отличается настоящий лондонский Биг-Бен от его макета в ташкентском парке, и на какой улице в Барселоне на самом деле находится Каса-Батльо великого Антони Гауди, чей причудливый коренастый «двойник» в Magic City снабжен указателем «Placa de Cataluna»…

Для ташкентской общественности открытие нового парка принесло две важные новости. Первая — не плохая: большинство многолетних деревьев в парке сохранены, пусть и с подрезанными кронами. Хотя 1 июня в Ташкенте стояла жара +40 в тени, в полдень в парке было даже жарче чем за его пределами, а с наступлением сумерек километры брусчатки начали отдавать в атмосферу накопленное за день тепло.

Вторая новость — шокирующая. Озера больше нет. В освоенной части Magic Sity находится только музыкальный фонтан с площадью поверхности в одну шестую бывшего «Комсомольского озера» и глубиной в полметра. Да и тот даже в день открытия включали только после заката на десять минут каждый час… Правда, водоем с волной для серфинга еще обещают достроить в ближайшие годы. Но пока корреспондентам «Ферганы» сквозь дырку в заборе удалось разглядеть лишь сухую землю. И это тревожно. Озеро с серфингом или без него остро необходимо, поскольку оно было не только местом купания, но и смягчало летний микроклимат целого района, Чиланзара, если не всего города.

Кульминация композиции Magic Sity — большой, хоть и в десятки раз уменьшенный, макет знаменитого замка Нойшванштайн — одной из главных туристических достопримечательностей Германии. Исторический замок Нойшванштайн («Новый лебединый утес») начал строить в 1869 году кроль Людвиг II Баварский из династии Виттельсбахов, на своей родине прозванный «сказочным королем» за эксцентричный характер.

Он был фанатичным поклонником Рихарда Вагнера и страстным строителем средневековых романтических замков, в Европе XIX века уже выходивших из моды. Людвигу не удалось увидеть завершение постройки его любимого детища, Нойшванштайна. Правительство Баварии признало его недееспособным именно на основании того, что он «настроил чрезмерное количество никому не нужных замков, потратив на них огромные суммы денег из государственной казны». Но Нойшванштайн остался в истории эталоном немецкого сказочного замка, и в последующие века очень полюбился туристам из разных стран. В Magic Sity его «репродукция» правда, больше похожа на замок Спящей красавицы в Диснейленде, особенно когда включается вечерняя иллюминация. При ней фасады многих построек здесь делаются похожими и одновременно и на фасады ташкентских свадебных ресторанов. Впрочем, рестораны, только не свадебные, а семейные, в большинстве из них вскоре и откроются.

1 июня открытие Magic Sity посетило несколько десятков тысяч человек. Это вызвало к вечеру подобие транспортного коллапса в центре столицы. На Чиланзаре пробки образовались даже на автомобильных мостах-эстакадах, построенных как раз для борьбы с пробками. Это подтвердило опасения общественности, связанные с эксплуатацией большого развлекательного парка в центре Ташкента. С другой стороны — напомнило историю открытия Диснейленда 17 июля 1955 года в Анахайме (Калифорния), который сами организаторы назвали «Черным воскресеньем». В обоих случаях интерес простой публики к мероприятию значительно превзошел ожидания скептически настроенной прессы.

Столпотворение

Читайте также