Да идите вы в суд!

В Киргизии, самой свободной стране Центральной Азии, усилилось давление на прессу
Представители СМИ на слушании по иску Матраимовых. Кадр из видео «Азаттык»

В декабре влиятельное киргизское семейство Матраимовых подало в суд на журналистов, которые опубликовали серию расследований об их деятельности. Разбирательство проходит довольно спокойно, и стороны, кажется, начинают склоняться к примирению. Однако одновременно в Кыргызстане стали происходить другие события, которые можно расценить как давление на прессу.

Большая свобода с малым результатом

В 2019 году международная организация «Репортеры без границ» поместила Кыргызстан на 83-е место в рейтинге свободы прессы. Это гораздо выше, чем все соседи по Центральной Азии (на втором месте в регионе находится Казахстан, занимающий 158-ю строчку в глобальном рейтинге). Киргизия обогнала и Россию, которая находится на 149-м месте, и Турцию (157-е место), и Китай (177-е место). Даже в сравнении с самой собой эта страна выигрывает — в 2013 году Кыргызстан занимал 106-е место и с тех пор почти каждый год улучшает позицию.

В Кыргызстане работает множество СМИ, отражающих повседневную жизнь страны, причем иногда — буквально в реальном времени: каждое более-менее важное событие (будь то митинг, значимое судебное заседание или чрезвычайное происшествие) освещается в онлайн-трансляциях двух-трех изданий одновременно. Журналисты активно взаимодействуют с анонимными источниками во всех возможных ведомствах и структурах, но чаще всего сообщение такого источника лишь несколько ускоряет появление новости. Обычно в течение пары часов информацию подтверждают или опровергают официальные пресс-службы. При этом внимание журналистов не сосредоточено лишь на Бишкеке. Существуют издания, специализирующиеся на событиях в регионах, да и центральные СМИ довольно много сил уделяют региональной повестке.

Скриншот записи Facebook-сообщества «Черный список»

Не менее активен киргизский сектор интернета. Обычные граждане регулярно пишут в местных сообществах обо всем, что их волнует, — о конфликтах пациентов с врачами, о скандалах в школах и госучреждениях, о земельных спорах, об уличных драках. Блогерство не чуждо и политикам, гражданским активистам, юристам, должностным лицам. Нередко они отражают свое видение той или иной ситуации в соцсетях, не дожидаясь вопросов от журналистов. СМИ внимательно следят за событиями в интернете, и оказавшийся популярным пост практически гарантированно находит свое отражение (а часто и развитие) в новостных лентах. А на новости реагируют госучреждения, без проволочек назначающие проверки и инициирующие расследования.

Казалось бы, картина более чем радужна. Однако на практике описанная система работает в режиме вечного напряжения. Киргизские журналисты и активисты пользуются беспрецедентной свободой не потому, что их права надежно защищены, а потому, что власть в стране недостаточно сильна, в том числе и для того, чтобы приблизить уровень цензуры к среднему по региону. В какой-то степени свобода слова защищает себя сама. Довольно проблематично избить журналиста или сфабриковать на него уголовное дело, если знаешь, что это событие немедленно осветят несколько десятков СМИ, которые подробно расскажут — о чем в последнее время писал коллега и у кого могли возникнуть к нему претензии. Однако это вполне преодолимое препятствие, в конечном счете сводящееся к «если очень хочется, то можно».

Теоретически акты давления на прессу должна жестко пресекать та самая власть… Но она, напомним, в Кыргызстане довольно слаба. Поэтому как для инициаторов давления, так и для многочисленных героев повседневных публикаций медиаскандалы редко оборачиваются серьезными проблемами. Волны скандалов проходят одна за другой — а много позже правоохранители тихонько закрывают дела, суды выносят оправдательные приговоры, назначают условные сроки, помещают осужденных в «колонии-поселения», фактически существующие только на бумаге… Уволенные чиновники назначаются на другие должности, оскандалившиеся политики с новыми силами возвращаются к своей деятельности… Громогласно начатые проверки оборачиваются сухим отчетом о «неподтвердившейся информации»… Компромат на влиятельное лицо, бурно обсуждаемый в течение нескольких месяцев, постепенно становится малоинтересной частью его биографии…

Непотопляемое семейство

В настоящее время самая заметная и долгоиграющая медийная «война» развернулась вокруг влиятельного клана Матраимовых. В ноябре 2017 года, когда в Киргизии впервые в истории без революции сменился президент, из Государственной таможенной службы был уволен заместитель руководителя Райымбек Матраимов. В дальнейшем родственников этого чиновника часто стали упоминать в контексте развивающегося конфликта между экс-президентом Алмазбеком Атамбаевым и его преемником Сооронбаем Жээнбековым. Сторонники двух президентов начали приписывать друг другу связи с Матраимовыми, которым поставили в вину подозрительное богатство.

Весной 2019 года радио «Азаттык» опубликовало расследование, в котором говорилось, что Матраимовы в 2011-2017 годах якобы вывели из страны около $700 миллионов. В руки журналистов попали расписки и фотографии, из которых делался вывод, что деньги проходили через нелегального банкира — гражданина Китая уйгурского происхождения Айеркена Саймаити. Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП) провела проверку и отчиталась, что Саймаити (с 2017 года находящийся в розыске по подозрению в хищении денег у другого гражданина Китая) действительно вывел из Киргизии примерно такую сумму. Однако доказательств связи этих денег с Матраимовыми ГСБЭП не нашла.

Компромат благополучно перешел в категорию «подзабытых», однако 10 ноября 2019 года Айеркен Саймаити был застрелен в Турции. Как оказалось, он передвигался на машине с киргизскими дипломатическими номерами, которая ранее принадлежала консулу Кыргызстана в Стамбуле Эркину Сопокову (бывшему водителю Атамбаева). Практически сразу журналисты «Азаттыка» заявили — да, это не тезка, погиб именно тот человек, о котором шла речь в весеннем расследовании. Более того: именно он являлся основным источником опубликованной информации, просто журналисты пытались скрыть этот факт ради его же безопасности.

Место убийство Айеркена Саймаити. Кадр CNN Turk

А поскольку теперь о безопасности Саймаити можно было уже не беспокоиться — «Азаттык» в соавторстве с коллегами из Kloop и международной организацией OCCRP опубликовали еще несколько частей расследования, основываясь на сведениях, которые успели получить от нелегального банкира. Как утверждается, Матраимовы покровительствовали уйгурскому клану контрабандистов, глава которого Хабибула Абдукадыр был замечен на инаугурации Жээнбекова. Саймаити до 2017 года работал на этот клан, а после конфликта с Абдукадыром подвергся уголовному преследованию и был вынужден бежать из Кыргызстана.

Власти Киргизии инициировали расследование всех обстоятельств, изложенных журналистами. Однако пока работа специальной комиссии не завершена. По последним данным, Госслужба финансовой разведки пришла к выводу, что пресловутые $700 миллионов не только не принадлежали Матраимовым, но и вообще происходили не из Кыргызстана. Якобы через Саймаити производился международный транзит отмываемых денег.

Также киргизские власти взаимодействуют с полицией Турции в расследовании убийства Саймаити. По горячим следам были задержаны четверо подозреваемых, которые заявили, что состояли с погибшим в одном религиозном сообществе в Сирии. Затем следствие застопорилось: по последним озвученным данным, даже личности и гражданство подозреваемых считаются достоверно не установленными. Двое из них назвали себя кыргызстанцами, один — узбекистанцем, один — сирийцем, но документов ни при ком из них не нашлось. Кстати, консула Эркина Сопокова после скандала с дипломатическими номерами уволили, а по возвращении на родину задержали (правда, до сих пор непонятно, в рамках какого дела).

Укрощение строптивых

«Первый звонок» для киргизской прессы и интернет-общественности прозвучал в конце ноября, когда сотрудники Госкомитета национальной безопасности задержали администратора Facebook-сообщества «Беспредел.Kg» Афтандила Жоробекова. Официально его обвинили в разжигании розни между уроженцами юга и севера Киргизии (а точнее, в недостаточно активном противодействии пользователям, которые разжигали рознь в комментариях). Но родственники Жоробекова выразили уверенность в том, что на самом деле он попал в СИЗО из-за публикации призывов прийти на митинги, участники которых требовали от власти активнее реагировать на журналистские расследования о Матраимовых. В начале декабря Жоробеков был отпущен под домашний арест. В дальнейшем о ходе расследования не сообщалось. Все выглядит так, как будто акт запугивания сочли состоявшимся и достаточным.

Примерно тогда же, в начале декабря, сами Матраимовы подали в суд на журналистов, которых сочли виновными в клевете. Помимо «Азаттыка» и Kloop, в число ответчиков были включены корреспондент «Азаттыка» Али Токтакунов и издание 24.Kg. Последнее показалось наблюдателям странным — ведь 24.Kg не входило в число авторов расследования, а лишь перепечатало его материалы, как и множество других киргизских и зарубежных СМИ. Почему же претензии возникли именно к этому изданию, а не к авторам других перепечаток?

Райымбек Матраимов. Фото 24.Kg

Первоначально высказывалось мнение, что истцы просто захотели перессорить журналистов. У кого-то мог возникнуть вопрос — почему к 24.Kg подали иск, а к другим не подали, а не имеют ли эти «другие» влиятельных покровителей… Был ли у истцов такой провокационный мотив — неизвестно, но в любом случае конфликта внутри медиасообщества не произошло. Адвокаты Матраимовых в январе запоздало пояснили, что их клиентов возмутил заголовок 24.Kg — «Контрабандные схемы ведут к клану Раимбека Матраимова». Ведь заголовок журналисты выдумали сами, а не перепечатали.

Конечно, и этот предлог выглядит довольно надуманно. Скорее можно предположить, что против 24.Kg сыграла собственная популярность. Это одно из ключевых СМИ Кыргызстана, и, возможно, Матраимовым не хочется, чтобы компромат публиковался на столь популярном ресурсе. А заодно это может послужить предупреждением другим авторам перепечаток — журналистам дают понять, что публикация чужого материала тоже может привести к неприятным судебным разбирательствам.

Главным козырем в исках Матраимовых являлась огромная сумма компенсации. Истцы потребовали от четырех ответчиков в общей сложности 60 миллионов сомов ($857 тыс.). Более того, после подачи иска Матраимовы попросили суд заблокировать счета ответчиков, и эта просьба была исполнена. Теоретически подобная мера предусмотрена процессуальным законодательством, чтобы гарантировать, что ответчик до вынесения судебного решения не выведет со своих счетов все средства и не оставит истца без компенсации. Однако в данном случае затребованная компенсация была так велика, что блокировка «в пределах суммы иска» привела к уходу счетов изданий в минуса. На практике это означало, что до окончания судебных разбирательств они не смогут платить зарплаты, вносить платежи за аренду редакционных помещений, покупать расходные материалы… То есть вообще должны прекратить функционировать.

Блокировка счетов вызвала скандал, на который быстро отреагировали сами Матраимовы. Они попросили суд снять арест, и практически сразу просьба была выполнена. Опять же — жесточайший акт давления на прессу обернулся «саечкой за испуг».

Первое заседание суда по искам Матраимовых состоялось 19 декабря. На нем адвокаты истцов объявили, что готовы отозвать свои требования, если ответчики опубликуют опровержение. Следующее заседание было назначено на 20 января, то есть даже с учетом новогодних праздников была взята довольно большая пауза. На втором заседании выяснилось, что стороны все же не успели помириться. Лишь адвокат 24.Kg заявил, что, поскольку речь идет лишь об одном заголовке, его подзащитные «готовы выслушать предложения». Представители «Азаттыка» и Kloop твердо сказали, что ни о каком опровержении речи идти не может. В итоге сторонам вновь дали довольно большую паузу — до 29 января. Адвокаты Матраимовых выразили надежду, что им удастся о чем-то договориться не только с 24.Kg, но и с другими ответчиками.

27 января стало известно, что конфликт с 24.Kg фактически улажен. Матраимовых удовлетворила позиция представителей издания, которые признали свой заголовок бездоказательным. В связи с этим истцы отказались от материальной части претензий. От 24.Kg больше не требуют 15 миллионов сомов ($214,7 тыс.). Таким образом, общая сумма иска уменьшилась до 45 миллионов сомов ($644 тыс.).

Далее — везде

Параллельно с этим разбирательством из Кыргызстана все чаще начали поступать новости о досадных происшествиях с журналистами, общественными активистами и их окружением. Так, 14 декабря был избит водитель известного юриста Нурбека Токтакунова, который неустанно требует от властей жесткой реакции на информацию о Матраимовых. По словам юриста, в шесть часов утра в дом водителя постучались неизвестные. Когда мужчина открыл дверь, его избили. «Через нападение на моего водителя посылают угрозу мне», — предположил Токтакунов. Он добавил, что иногда замечает слежку за собой.

Болот Темиров после избиения. Фото KaktusMedia

А 9 января побои были нанесены главному редактору издания Factchek.Kg Болоту Темирову. Незадолго до этого издание решило поучаствовать в расследовании деятельности Матраимовых и опубликовало материал о примерной стоимости часов и украшений, которые можно видеть на фотографиях, размещенных в Instagram жены Райымбека. Правда, в милиции этот случай считают обычным грабежом (преступники отняли у Темирова телефон). Уже задержаны четверо подозреваемых, одного из которых пострадавший опознал.

Сложности начались и у журналистов, которые не участвовали в истории с Матраимовыми. Редактора газеты «Чындык» Турсунбека Бейшенбекова задержали в рамках дела экс-замглавы МВД Курсана Асанова (который попал в опалу, предположительно, из-за внутриведомственного конфликта, развернувшегося после августовской спецоперации по аресту Алмазбека Атамбаева). По версии следствия, Бейшенбеков весной 2019 года получил от Асанова и затем опубликовал засекреченную объяснительную вице-премьера Жениша Разакова. В этой записке Разаков, занимающийся урегулированием конфликтов на границе с Таджикистаном, отвечал на обвинения в сотрудничестве с таджикской разведкой (кстати, из-за этих обвинений он в августе подал в суд на газету «Азия Ньюс»). Бейшенбеков, как и Жоробеков, вскоре был отпущен под домашний арест.

А 21 января стало известно, что пятеро военнослужащих Государственной пограничной службы подали в суд на подполковника Талгата Аланова, который в ноябре 2019 года выступил перед прессой с заявлением о коррупции в ведомстве. Казалось бы, тот случай давно позабыли. Но неожиданно коллеги Аланова, упомянутые в его рассказе о коррупции, сочли себя оскорбленными и потребовали по 100 тысяч сомов ($1,4 тыс.) за моральный ущерб. Пример Матраимовых заразителен?

23 января гражданское общество нанесло ответный удар. Журналистка Канышай Мамыркулова и гражданский активист Самат Алиев подали в суд на того самого вице-премьера Разакова. Им не понравилось, что чиновник назвал недавний митинг по приграничным вопросам проплаченным. Мамыркулова и Алиев заявили, что участвовали в акции бесплатно, а вот от Разакова хотели бы получить за моральный ущерб по 5 миллионов сомов ($71 тыс.).

Если так пойдет дальше, то от давления на прессу в Кыргызстане рискуют пострадать не только журналисты, но и судьи. Сейчас нагрузка на каждого судью в самых «популярных» судах страны доходит до 65 дел в месяц (при норме 20 дел). Последние события демонстрируют, что в ближайшее время ситуация может усугубиться.

Плохо забытое старое

В прошлый раз о всплеске давления на прессу в Кыргызстане говорили в 2017 году, когда генпрокурор Индира Джолдубаева подала в суд на «Азаттык», на издание Zanoza.kg, на главу правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупову и двух юристов политика Омурбека Текебаева. Генпрокурор обвинила ответчиков в оскорблении чести и достоинства Алмазбека Атамбаева, который тогда еще не сидел в СИЗО, а занимал пост главы государства. Иск в отношении «Азаттыка» был отозван после встречи Атамбаева с главой «Радио Свобода» (киргизской редакцией которого является «Азаттык») Томасом Кентом. Материальные претензии к Zanoza.kg и Джакуповой в 2018 году были сняты самим президентом (на тот момент уже бывшим).

Практически одновременно Zanoza.Kg оказалась вовлечена в споры вокруг товарного знака, в связи с чем в августе 2017 года команда издания перешла на портал Kaktus.Media. Это было второе «переселение» редакции — Zanoza.Kg была создана в 2015 году сотрудниками газеты «Вечерний Бишкек», которые уволились из-за смены владельца издания. Сами журналисты называли смену руководства рейдерским захватом со стороны окружения Атамбаева. В общем, можно понять, что судебные иски не единственная проблема, с которой могут столкнуться чрезмерно смелые киргизские журналисты.

Так вот, после разбирательств 2017-2018 годов правозащитная организация «Институт медиа полиси» от имени руководителя Zanoza.Kg Дины Масловой обратилась с жалобой в Комитет по правам человека ООН. 24 января 2020 года KaktusMedia напомнил, что переписка ООН, «Института медиа полиси» и киргизских властей по этому поводу все еще продолжается.

Комитет ООН явно не успевает за скоростями киргизской политики. Сайта Zanoza.Kg уже давно не существует, а Атамбаев из президента и предполагаемого гонителя свободы слова превратился в фигуранта нескольких уголовных дел и… владельца СМИ, страдающего от давления властей. Сразу после задержания Атамбаева в августе 2019 года на имущество принадлежащего ему телеканала «Апрель» был наложен арест. Сотрудников изгнали из опечатанной редакции, вещание телеканала было прекращено. Сейчас «Апрель» продолжает работу лишь в виде информационного сайта в интернете.

Спасение аквариумных рыб из опечатанной редакции «Апреля». Фото телеканала

Медиаэксперт Гульнура Торалиева после ареста имущества «Апреля» высказала мнение, что это может стать началом давления на прессу со стороны Жээнбекова. «Да, сейчас президент Сооронбай Жээнбеков не прибегает к услугам генпрокурора по защите своей чести и достоинства, но, с другой стороны, — за два года его президентства еще не было сильной критики. СМИ и правозащитники пока лояльно относятся к нему, давая шанс проявить себя», — пояснила она. И можно сказать, что прогноз эксперта оправдался, однако давление идет не со стороны президента, а со стороны Матраимовых и других неясных разрозненных фигур.

Тем временем газета «Вечерний Бишкек» (которая в 2019 году после многолетних судебных разбирательств вроде бы вернулась к «доатамбаевскому» владельцу) начала регулярно публиковать материалы с критикой авторов журналистских расследований и гражданских активистов. «Матраимовы защищают свои честь и достоинство, опираясь в данном случае на закон. Ведь только суд может признать кого-либо виновным в той же контрабанде, а тем более в незаконном выводе денег из страны. В этой связи должны ли СМИ помнить о журналистской этике? Безусловно. В погоне за сенсациями и рейтингом журналисты стали немного забывать об этом», — говорится в одном материале.

«Накануне в Тюпском районе прошел массовый митинг в поддержку осужденного экс-депутата Садыра Жапарова. На акцию собрались порядка тысячи человек. И все бы ничего, если бы не один нюанс. Как оказалось, сторонники экс-депутата ранее согласовали проведение своего мероприятия с местными властями. Однако речь шла о собрании граждан в Доме культуры. Митингующие же по непонятным причинам вышли на площадь перед зданием, установили звуковое оборудование и стали выступать с громкими речами на импровизированной сцене. То есть, проще говоря, без всякого разрешения вышли за рамки дозволенного властями», — возмущается автор другой статьи.

В общем, Кыргызстан — это предельно свободная страна, где умудряются уживаться все: и журналисты, и активисты, и публицисты-охранители, и герои всевозможных медийных скандалов сразу из нескольких политических эпох. Правда, регулируются их отношения исключительно законом джунглей. Но, конечно, это в любом случае лучше, чем характерная для многих соседей принципиальная невозможность опубликовать хотя бы долю того, что читатели киргизских СМИ видят в открытом доступе ежедневно.

Читайте также
  • Узбекистанцам лучше не оскорблять президента в интернете — за это светит реальный тюремный срок

  • В Кыргызстане усилили давление на издания, позволяющие себе критиковать власть

  • Осужденный за педофилию ташкентский психолог добился права вернуться к работе с детьми, но власти одумались

  • В Узбекистане прокатилась очередная волна давления на блогеров и журналистов